Бюллетень Оппозиции
(большевиков-ленинцев)

№ 1-2, Июль — 1929

Борьба большевиков-ленинцев (оппозиции) в СССР
Вокруг высылки т. Троцкого

В чем непосредственная цель высылки Троцкого?
Как Политбюро разрешило вопрос о высылке т. Троцкого в Турцию
(Сообщение из Москвы)
Письмо Л. Д. Троцкого рабочим СССР
Демократический урок, которого я не получил (История одной визы)
Большевикам-оппозиционерам нужна помощь
Против капитулянства
Из письма Л. Д. Троцкого к русскому товарищу
Радек и оппозиция
По поводу тезисов т. Радека
Выдержка, выдержка, выдержка!
Письма из СССР
Внутри право-центристского блока
Борьба оппозиции (Большевиков-ленинцев) и репрессии
На помощь большевикам-ленинцам
Из письма ссыльного товарища Н.
Проблемы международной левой оппозиции
Против правой оппозиции
Задачи оппозиции
О группировках в коммунистической оппозиции
Письмо Л. Д. Троцкого т. Суварину
Еще раз о Брандлере-Тальгеймере
Задачи и положение иностранных оппозиций
Американским большевикам-ленинцам (оппозиции)
Ответы на вопросы корреспондента японской газеты «Осака Майничи»
Политическая обстановка в Китае и задачи большевиков-ленинцев (оппозиции)
Что готовит день 1-го августа?
Дипломатия или революционная политика? (Письмо чешскому товарищу)
В Центральный Комитет Коммунистической партии Австрии

№ 3-4, Сентябрь — 1929

Советско-китайский конфликт и задачи оппозиции
Борьба большевиков-ленинцев (оппозиции) в СССР
Против капитулянства
Жалкий документ. Л. Троцкий
К психологии капитулянства. Редакция Бюллетеня.
Радек и буржуазная печать.
Письма из СССР
Тезисы к XVI партконференции. Х. Г. Раковский
Большевики в ссылке
Четыре письма из ссылки. Л. С. Сосновский
Проблемы международной левой оппозиции
Письма Л. Д. Троцкого:
Открытое письмо редакции еженедельника французской коммунистической оппозиции «Правда»
Редакции «Борьба классов»
Из письма оппозиционеру в России
Хроника
Побег из ссылки Г. И. Мясникова и его мытарства
О Радеке.
Разное

№ 5, Октябрь — 1929

Л. Троцкий. Защита советской республики и оппозиция
Каков путь Ленинбунда?
Ультра-левизна и марксизм.
Группировки в левой оппозиции.
Формализм вместо марксизма.
Революционная помощь или империалистическая интервенция?
Подмена большевизма пацифизмом.
Почему Лузон не решается идти до конца?
Допустимы ли социалистические «концессии»?
Принципиальные ошибки в оценке китайской и русской революции.
Вопрос о перманентной революции в Китае.
Термидор или партийная репетиция термидора?
Ошибка т. Урбанса в вопросе о Термидоре.
Не центризм вообще, а данный центризм.
«Керенщина наизнанку».
Пролетарское государство или буржуазное?
Какая должна быть политика, если Термидор совершился?
За пролетарскую или буржуазную демократию?
Даже отступая перед марксистской критикой, Урбанс борется не с коршистами, а с марксистами.
Практические задачи в случае войны.
Означает ли оборона СССР примирение с центризмом?
Как велась дискуссия?
Опасность сектанства и национальной ограниченности.
Выводы.

№ 6, Октябрь — 1929

Передовая. Что дальше? Левая оппозиция и ВКП.
Заявление т.т. Раковского, Коссиора и Окуджава в ЦК и ЦКК.
Л. Троцкий. Открытое письмо большевикам-ленинцам (оппозиционерам) подписавшим Заявление.
Х. Раковский, В. Коссиор и М. Окуджава. Цель Заявления оппозиции.
Л. Троцкий. Разоружение и Соединенные Штаты Европы.
Х. Раковский. О причинах перерождения партии и государственного аппарата (письмо).
Ф. Дингельштедт. Отповедь капитулянту.
Я. Греф. «Большевики отменяют воскресенье».
Письма из С.С.С.Р. Психологическая подоплека капитулянства. — По поводу «Заявления» оппозиции и др.
Проблемы международной левой оппозиции.
Л. Троцкий. Китайско-советский конфликт и позиция бельгийских левых коммунистов.
Л. Троцкий. Письмо итальянским левым коммунистам.
Разное. Из Архива ссылки.

№ 7, Ноябрь-Декабрь — 1929

Л. Троцкий. К 12-й годовщине Октября.
Х. Г. Раковский. О капитуляции и капитулянтах.
Х. Г. Раковский. Политика руководства и партийный режим.
Л. Т. О социализме в отдельной стране и — об идейной прострации.
Н. М. К истории капитулянтских заявлений.
Письма из С. С. С. Р.
Л. Троцкий. Коммунизм и синдикализм.
Л. Троцкий. Принципиальные ошибки синдикализма.
Л. Троцкий. Австрийский кризис и коммунизм.
Л. Троцкий. Что происходит в Китае?
Письма из Китая.
Из архива оппозиции.
От редакции.
Заседание петербургского комитета РСДРП (б) 1/14 ноября 1917 г.
Разное. Письмо австрийской оппозиции, письма в редакцию.
Мы требуем содействия!

№ 8, Январь — 1930

Л. Троцкий — «Третий период» ошибок Коминтерна
I
Что такое радикализация масс?
Кривая стачек во Франции.
О чем говорят данные стачечной статистики?
Факты и фразы.
II
Конъюнктурные кризисы и революционный кризис капитализма.
Экономическая конъюнктура и радикализация масс.
Фальшивые революционеры боятся экономического процесса.
III
Каковы признаки политической радикализации масс?
Каковы ближайшие перспективы?
IV
Искусство ориентировки.
Молотов «вступил обоими ногами».
Вызваны ли экономические стачки кризисом или подъемом.
Подъем СССР, как фактор «третьего периода».
Лозунг всеобщей стачки.
«Завоевание улицы».
«Никаких соглашений с реформистами».
Не забывайте о собственном вчерашнем дне!
Еще раз об опасности войны.
Группировки в коммунизме.

№ 9, Январь — 1930

Л. Троцкий. — Новый хозяйственный курс в СССР.
Я. Г. Блюмкин расстрелян Сталиным.
Как и за что Сталин расстрелял Блюмкина? (письмо из Москвы)
Альфа. — Уроки капитуляций (некрологические размышления).
Н. Маркин. — Медленная расправа над Х. Г. Раковским.
Письма из СССР.
Сталин вступил в союз с Шуманом и Керенским против Ленина и Троцкого
Л. Троцкий. — Открытое письмо всем членам Ленинбунда.
Звон. — О группировках в Коминтерне.
Л. Троцкий. — Некоторые итоги советско-китайского конфликта.
Письмо китайских оппозиционеров.
Л. Троцкий. — Ответ китайским оппозиционерам.
Из архива оппозиции. — К вопросу о происхождении легенды о «троцкизме» (документральная справка).
Разное. — Печать левой коммунистической оппозиции во Франции.
Почтовый ящик

№ 10, Апрель — 1930

От редакции.
Л. Троцкий. Положение партии и задачи левой оппозиции (открытое письмо членам ВКП(б)).
Да или нет? (Первый ответ относительно убийства тов. Блюмкина).
Н. Маркин. Растворение партии в классе.
Л. Троцкий.Пятилетка и мировая безработица.
«Не политика, а качка». Ссылка о новом курсе.
Из переписки оппозиции.
Письма из СССР.
Письма мятущегося рабочего.
Проблемы международной левой оппозиции
Альфа. «Чист и прозрачен, как кристалл».
Роман Вель. Раскол Ленинбунда.
Об интернациональном объединении левой оппозиции.
—берг. Из рабочего движения в Латвии.
Разное. Они не знали (Сталин, Крестинский, Якубович и прочие заключили союз с Шуманом и Керенским по чистой случайности). — Временно-обязанный. — К «делу» о Демьяне Бедном. — Н. М. О разном и все о том же. — Юбилей Д. Б. Рязанова. — Предполагаемая партийная анкета.
Почтовый ящик

№ 11, Май — 1930

Крупный шаг вперед. Интернациональное объединение левой оппозиции
Л. Троцкий. — К капитализму или к социализму.
Еще о товарище Блюмкине.
Л. Троцкий. — Скрип в аппарате.
Я. Греф. — Коллективизация деревни и относительное перенаселение.
И. Е. — Коллективизация в Центральной Азии.
Н. — Казенная фальшь и действительность.
Котэ Цинцадзе. — Письмо к М. Окуджава.
Письма из СССР. «За фалды» (обыск у Х. Г. Раковского). — В В.-Уральском изоляторе. — Из Москвы сообщают. — «На страже». — Текст анкеты ЦКК ВКП(б) среди «раскаявшихся». — Политические упражнения капитулянтов. — Письмо из района сплошной коллективизации. — Письмо оппозиционера. — Письмо от группы оппозиционеров. — Письмо рабочего. — Письмо из политизолятора. — Письмо из ссылки. — Письмо т. Тимофея Сапронова.
Проблемы международной левой оппозиции
Л. Троцкий. — Лозунг Национального Собрания в Китае.
Л. Троцкий. — Открытое письмо итальянским коммунистам объединенным вокруг «Прометео».
Г. Маннури и Коминтерн.
От группы бывших красноармейцев-словаков, ко всем бывшим бойцам русской Красной Армии.
Разное.
Т. — Самоубийство В. Маяковского.
Временно-обязанный. — Заславский — столп сталинизма.
Голос из рядов аппарата.
Н. М. — О разном и все о том же.
Ответ товарищам колхозникам.
Н. М. — Забывчивый Мясников.
Помогайте Бюллетеню.
Почтовый ящик

№ 12—13, Июнь — Июль — 1930

От Редакции.
К XVI-му Съезду ВКП(б).
Революция в Индии, ее задачи и опасности.
Ф. Дингельштедт. — Попытка краткого политического обзора за период от XV до XVI съезда.
Альфа. — Заметки журналиста. Зиновьев и вред книгопечатания. — Вступила ли Франция в период Революции? — Еще о молодом даровании. — За перегибы отвечаети «троцкизм». — «Генеральная линия» Яковлева.
Письма из СССР. Избиения в В.-Уральском изоляторе. — Из письма (Москва). — Из Московского письма. — Заявление Каменской колонии большевиков-ленинцев. — К. Письмо из СССР. — Л. Т. Ответ т. К.
Из ссылки пишут. Письма из Москвы, Харькова.
Л. Троцкий. — Две концепции (предисловие к «Перманентной революции»).
Н. Маркин. — «Сталин и Красная Армия» или как пишется история.
Проблемы международной оппозиции
Л. Троцкий. — Задачи испанских коммунистов.
Л. Троцкий. — Что такое центризм?
Р. Вель. — Руководство Коминтерна опять упустило благоприятный момент.
А. Сенин. — Еврейское рабочее движение во Франции.
Дворин. — О работе оппозиции в Южной Америке.
И. Ф. — Бюрократические подвиги (письмо из Праги).

№ 14, Август — 1930

Кто кого?
Н. М. — О «новом» в партии.
К политической биографии Сталина.
Альфа. — Заметки журналиста. Два или ни одного? (Загадочная речь Блюхера) — Притча о таракане. — Автопортрет Ярославского. — На что взирает Мануильский?
А. Т. — Коллективизация в натуре. Положение на селе после «сплошной» (письмо из деревни).
Н. Маркин. — Бешеное усиление репрессий против большевиков-ленинцев — главный элемент подготовки 16-го партсъезда.
Письма из СССР. Письмо из Москвы. — Из ссылки пишут. — О т. Х. Г. Раковском. — Изоляторский быт. — Из письма (Москва). — Заявление рубцовских ссыльных в ЦК ВКП. — Е. Р. Апрельское заявление и его отзвуки (Голос из тюрьмы).
Л. Троцкий. — Сталин, как теоретик. 1. Мужицкий баланс демократической и социалистической революции. 2. Земельная рента, или Сталин углубляет Энгельса и Маркса. 3. Формулы Маркса и отвага невежества.
Временно-обязанный. — Шило в мешке (Протоколы Центрального Комитета за 1917 г.).
Л. Троцкий. — О «защитниках» Октябрьской революции (письмо).
Д. — Источники Мануильского и Компании.
А. — Сталин и его Агабеков.
Н. М. — О разном и все о том же.
Почтовый ящик

№ 15—16, Сентябрь — 1930

От издательства.
К коммунистам Китая и всего мира. (О задачах и перспективах китайской революции). — Манифест международной левой.
Крестинтерн и Антиимпериалистическая Лига.
Л. Троцкий. — Сталин и китайская революция. Факты и документы.
Чен-Ду-Сю. — Письмо ко всем членам китайской коммунистической партии.
Т. — Просперити Молотова в науках.
Альфа. — Заметки журналиста. Прогнозы, которые подтверждаются полностью. Возвращается ветер на круги свои. Сталин и Рой. О мочалке вообще, о Лозовском в частности. Мануильский перед проблемой. Что есть социал-фашизм?
Л. Троцкий. — Мировая безработица и советская пятилетка. (Письмо коммунистическим рабочим Чехословакии).
Л. Троцкий. — Ответ товарищам из итальянской оппозиции.
Открытое письмо новой итальянской оппозиции ко всем членам итальянской коммунистической партии.
Л. Троцкий. — Привет «Веритэ».
А. Бернар. — Открытое письмо членам французской компартии.
Р. Вель. — Выборы в Саксонии и левая оппозиция.
Воззвание немецкой левой к выборам в рейхстаг.
Л. Троцкий. — Письмо венгерским товарищам.
Л. Троцкий. — Письмо в редакцию итальянской коммунистической газеты «Прометео».
Я. О. — Венгерская оппозиция.
Хроника международной левой.
Письма из СССР. — Обвинения в шпионаже. — О Х. Г. Раковском. — Из письма (Харьков). — Письмо ссыльного рабочего. — Ссылка (август). — Из московского письма. — Из идейной жизни русской оппозиции (Два письма).
Разное. — Нужна разработка истории второй китайской революции.
Ни-дим. — Письмо в редакцию.
М. — Ленинбунд на пути развала.
Почтовый ящик

№ 17—18 Novembe-Decembre — 1930 — Ноябрь — декабрь

Успехи социализма и опасности авантюризма.
Заявление тов. Раковского и др.
Х. Раковский, Н. Муралов и др. Обращение оппозиции большевиков-ленинцев в ЦК, ЦКК ВКП(б) и ко всем членам ВКП(б).

Гибель тов. Бориса Зелиниченко в сталинской ссылке.
Новая жертва Сталина. Товарищ Котэ Цинцадзе при смерти.
Чему учит процесс вредителей?
Что дальше? (К кампании против правых).
Блок левых и правых.
Борьба против войны не терпит иллюзий.
Отступление в беспорядке. Мануильский о «демократической диктатуре».
Л. Троцкий. — О термидорианстве и бонапартизме.

Альфа. Заметки журналиста. — Рыцари анти-троцкизма. — Геккерт учит Либкнехта. — Сталинский призыв. — Тягчайшее из преступлений. — «Все помнят». — Оппозиционные зады. — Таинство покаяния. — Плешивый комсомолец. — Молчальники и Молчалины. — Отчего повелось двурушничество? — Зазорно! — Вниманию Ликбез'а! — Микоян, как стилист. — «Довлеют над клубами».
— к. — О больших вопросах и больших перспективах. (Размышления изъятого о бонапартизме и прочем).

Письма из СССР. — Три письма из Москвы. — Заявление группы ссыльных 16-ому съезду. — Х. У порога третьего года пятилетки (Письмо из Москвы). — Жизнь большевиков-ленинцев в изоляторе. — О Х. Г. Раковском. — Из письма оппозиционера. — Письмо ссыльного оппозиционера.
Проблемы международной левой оппозиции
Л. Троцкий. — Поворот Коминтерна и положение в Германии.
Л. Троцкий. — Письмо конференции немецкой левой оппозиции.
К идейной ясности и к организационному возрождению! (Призыв болгарской оппозиционной группы «Освобождение»).
Л. Троцкий. — Письмо исполнительному бюро бельгийской оппозиции.
Ферочи. — Троцкий и итальянские рабочие.
Хроника международной левой.
Мелочи «быта».
Почтовый ящик

№ 19, Март — 1931

Памяти друга. Над свежей могилой Котэ Цинцадзе.
Л. Троцкий — Испанская революция.
Пятилетка в четыре года?
Альфа — Заметки журналиста. Что творится в китайской компартии? Сталин и Коминтерн. Рост холуизма. Чей же это граммофон?
Письма из СССР: Новые репрессии. — Н. Н. Письмо из Москвы. — Из Ленинграда пишут. Письмо оппозиционера. — Из письма ссыльного оппозиционера. — Письмо профессионалиста. — Из деревенского письма. Мелочи. — Список большевиков-ленинцев (оппозиционеров) Верхне-уральского изолятора. От редакции.
Из писем Котэ Цинцадзе.
Проблемы международной левой оппозиции
Л. Троцкий — Китайской левой оппозиции (письмо).
Л. Троцкий— Ошибки правых элементов французской Коммунистической Лиги в синдикальном вопросе.
Монатт — адвокат социал-патриотов.
Андрей Нин (Выслан Сталиным и арестован Беренгером.
Н. В. Воровская.
Н. М. — О разном и все о том же.
Из архива Оппозиции. Письмо Л. Д. Троцкого Н. И. Муралову.
Почтовый ящик

№ 20, Апрель — 1931

Л. Троцкий
Проблемы развития СССР
Проект платформы Интернациональной левой оппозиции по русскому вопросу.
I. Экономические противоречия переходного периода.
Классовая природа СССР.
Всемирно-историческое значение высоких темпов экономического развития.
Основные противоречия переходного периода.
Противоречия переходного периода: индустриализация.
Противоречия переходного периода: коллективизация.
Противоречия переходного периода: СССР и мировое хозяйство.
Мировой кризис и экономическое «сотрудничество» империалистов в СССР.
II. Партия в системе диктатуры.
Диалектическое взаимоотношение между экономикой и политикой.
Партия, как орудие и как мерило успехов.
Замещение партии аппаратом.
Социалистическое отмирание партии?
Брандлерианское оправдание плебисцитарного бюрократизма.
Почему победила центристская бюрократия?
Курс зигзагов есть политика бюрократического лавирования между классами.
Политика лавирования несовместима с самодеятельностью пролетарской партии.
Плебисцитарный режим в партии.
III. Опасности и возможности контр-революционного переворота.
Соотношение социалистических и капиталистических тенденций.
Элементы двоевластия.
Без партии социалистическое строительство в переходную эпоху невозможно.
Распад официальной партии несет с собой опасность гражданской войны.
Два лагеря гражданской войны.
IV. Левая оппозиция и СССР.
Против национал-социализма — за перманентную революцию.
Режим двоевластия или элементы двоевластия в режиме пролетарской диктатуры?
Путь левой оппозиции в СССР остается путем реформы.
Левая оппозиция и брандлерианцы.
Принцип левой оппозиции: высказывать то, что есть.
Уровень жизни рабочих и их роль в государстве — высший критерий социалистических успехов.
V. Выводы.

№ 21-22, Май — 1931

Л. Троцкий. Испанская революция и угрожающие ей опасности.
Руководство Коминтерна перед лицом испанских событий.
Как быть с кортесами?
Парламентарный кретинизм реформистов и антипарламентарный кретинизм анархистов.
Какая революция предстоит в Испании?
Проблема перманентной революции.
Что такое «перерастание» революции?
Два варианта: оппортунистический и авантюристский.
Перспектива «июльских дней».
Борьба за массы и рабочие хунты.
Вопросы темпов испанской революции.
За единство коммунистических рядов!
Приложение. Вопросы испанской революции изо дня в день.
Л. Троцкий. Письмо в Политбюро ВКП(б).
Десять заповедей испанского коммуниста.
Л. Т. Дело т. Рязанова.
Дополнительная клевета на Д. Б. Рязанова.
Альфа. Заметки журналиста.
Вождь Коминтерна Мануильский.
Авербах, пойманный с поличным.
Осколки правды из-под мусора клеветы.
Л. Троцкий. К дискуссии о синдикальном единстве.
Л. Троцкий. Задушенная революция. (Французский роман о китайской революции).
Действительное расположение фигур на политической доске (К процессу меньшевиков).
Почтовый ящик

№ 23, Август — 1931

Л. Троцкий. О прохвостах и их помощниках.
Письма.
Новый зигзаг и новые опасности.
Пятилетка в четыре года.
Вопрос о рабочей силе.
Социалистический энтузиазм и сдельщина.
В порядке единоличного откровения.
Интервью Л. Д. Троцкого американской печати.
Вопросы испанской революции изо дня в день.
Л. Троцкий. О платформе каталанского «рабоче-крестьянского блока».
Бухарин о перманентной революции.
Коминтерн при Ленине и перманентная революция.
Л. Т. Об удушенной революции и ее удушителях.
Из СССР.
Хроника международной левой. —
Китай. — Испания. — Германия.

№ 24, Сентябрь 1931 г.

Редакция. Читателям!
Л. Троцкий. Против национал-коммунизма!
Уроки «красного» референдума
Как все опрокидывается на голову.
«Единый фронт», но с кем?
Вопрос о соотношении сил.
Оглянемся на русский опыт.
С потушенными фонарями.
«Народная революция» вместо пролетарской революции.
«Народная революция», как средство «национального освобождения».
Школа бюрократического центризма, как школа капитуляций.
«Революционная война» и пацифизм.
Как должны были бы рассуждать марксисты.
Почему молчала партия?
Что говорит Сталин?
Что говорит «Правда»?
Л. Т. О рабочем контроле над производством (письмо товарищам).
Два письма об Испанской революции.
А. Многозначительные факты.
Из СССР.
Почтовый ящик

№ 25-26, 3-й год изд. Ноябрь-декабрь 1931 г.

Л. Троцкий. Ключ к международному положению — в Германии.
Х. Раковский. На съезде и в стране
Предварительные замечания
Коротко о XVI съезде
В стране
1. Промышленность
Количество и качество
Накопление и его источники
Капитальное строительство
Некоторые итоги индустриализации
2. Электрификация
3. Транспорт
4. Финансы и денежное обращение
5. Положение в деревне
Некоторые итоги и предложения
X., Y., Z. Кризис революции. — Перспективы и задачи оппозиции. — (Тезисы ссыльных большевиков-ленинцев).
Международное положение. — Кризис революции и кризис НЭПа. — Сплошная коллективизация и классовая борьба в деревне. — Промышленность и рабочий вопрос. — Государство и партия. — Наши задачи.
Л. Т. Объяснения в кругу друзей
К вопросу об элементах двоевластия в СССР
Из СССР
Греческая левая оппозиция

№ 27, 3-й год изд. Март 1932 г.

Л. Троцкий. — Открытое письмо Президиуму ЦИК'а Союза СССР
Заявление левой оппозиции по поводу подготовки белогвардейцами террористического акта против т. Троцкого
Л. Троцкий. — Противоречие между экономическими успехами СССР и бюрократизацией режима «Воинствующий большевик», № 2 (Верхне-Уральский изолятор). — С партией и рабочим классом против угрозы бонапартизма и контр-революции
«Восстание» 7-го ноября 1927 года
Л. Троцкий. — В чем состоит ошибочность сегодняшней политики германской компартии? (Письмо немецкому рабочему-коммунисту, члену ГКП)
Из СССР Елена Цулукидзе
Х. Г. Раковский в опасности. — Из письма Х. Г. Раковского к ссыльному товарищу. — Подробности о голодовке и избиениях в Верхне-Уральском изоляторе и друг.
Из жизни международной левой
Греция. — Болгария. — Швейцария. — Германия.
Почтовый ящик

№ 28, 4-й год изд. Июль 1932 г.

От Редакции и Издательства
М. М. — Письмо из Москвы
Л. Троцкий. — Письмо о конгрессе против войны
Л. Т. — Сталинская бюрократия в тисках
Л. Троцкий. — Руки прочь от Розы Люксембург!
Т. — «Фундамент социализма»
Альфа. — О Демьяне Бедном
Л. Троцкий. — Письмо цюрихским рабочим
Из архива.

Дружественный обмен портретами Сталина и Чан-Кай-Ши
Письмо Троцкого Ольминскому
Ленин о Раковском
К легенде о брест-литовских разногласиях
О демократической диктатуре и «безнадежных идиотах».

Ответы на вопросы представителя «The Chicago Daily News»
Интервью Л. Д. Троцкого представителю American United Press Association
Ответы Л. Д. Троцкого на вопросы редакции «New York Times»

Ответы на вопросы представителя «The Chicago Daily News»

Из жизни международной левой
Ближе к пролетариям «цветных» рас!
Письмо из Риги
Почтовый ящик

№ 29-30, 4-й год изд. Сентябрь 1932 г.

Н., М. — На новом повороте.
Кризис советского хозяйства и пути выхода
Заявление большевиков-ленинцев (международной левой оппозиции Коммунистического Интернационала) конгрессу против войны в Амстердаме
Л. Троцкий. — Усилим наступление!
Письма из СССР. — Настроения в рабочей среде. — Бюрократия и борьба с уравниловкой. — Большие вопросы под запретом. — Старики и молодые. — Почему молчат старики? — Почему молчит Сталин? — Сталинская система личного опорачивания. — Из письма.
Вокруг хозяйственных вопросов.
Письма из Москвы. — Письмо из Харькова
Впечатления сочувствующих иностранцев.
Заявление шести «интуристов». — Письмо американск. туриста. — Письмо английск. туриста.
Л. Троцкий.
Привет польской левой оппозиции!
Пилсудчина, фашизм и характер нашей эпохи
Речь в польской комиссии Коминтерна (1926 г.)Л. Троцкий.
Л. Троцкий.
Бонапартизм и фашизм
Буржуазия, мелкая буржуазия и пролетариат
Союз социал-демократии с фашизмом или борьба между ними?
Из архива.
Томский о выносливости индийских слонов. — Сталин в эпоху «тройки». — Молотов в качестве троцкистского контрабандиста. — «Сказки о разногласиях Ленина и Троцкого». — Ленин об оклеветании Троцкого. — «Демократическая диктатура» и «диктатура демократии». — Ленин о партийной демократии, дисциплине и единстве. — Х. Г. Раковский. — Ленин о Свердлове и Сталине; и др.
Хроника международной левой
Почтовый ящик

№ 31, 4-й год изд. — Ноябрь 1932 г.

15 лет!
Л. Троцкий. — Советское хозяйство в опасности!
Перед второй пятилеткой
Искусство планирования
Предварительные итоги первой пятилетки
Количество и качество
Капитальные строительства
Внутренние диспропорции и мировой рынок
Положение рабочих
Сельское хозяйство
Проблема смычки
Условия и методы планового хозяйства
Удушение НЭП'а, денежная инфляция и ликвидация советской демократии
Кризис советского хозяйства
Советское хозяйство в опасности
Вторая пятилетка
Год капитального ремонта
Л. Т. — Сталинцы принимают меры.
(К исключению Зиновьева, Каменева и др.)
Из СССР
КО. — Хозяйственное положение Союза
Тонов. — Похмелье от «экономического октября»
Письмо из Москвы. — Правые. Пленум ЦК. XII пленум ИККИ
Письмо ссыльного рабочего-оппозиционера
Письмо старого партийца
Л. Т. — Сентябрьский пленум ИККИ
Л. Троцкий. — Испанские корниловцы и испанские сталинцы
Г. Г. — Миль в качестве «боевого» сталинца
Почтовый ящик

№ 32, 4-й год изд. — Декабрь 1932 г.

«Обеими руками» (Сталинская бюрократия и Соединенные Штаты)
Л. Троцкий. — Немецкий бонапартизм
Письмо из Шанхая
Л. Троцкий
Крестьянская война в Китае и пролетариат
Стратегия действия, а не спекуляций
Л. Троцкий. — Что говорят по поводу единого фронта в Праге?
Л. Т. — Перспективы американского марксизма
Предисловия Л. Д. Троцкого:
К польскому изданию «Детской болезни левизны в коммунизме»
К иностранным изданиям брошюры «Советское хозяйство в опасности!» (Перед второй пятилеткой)
Письмо из Москвы
Альфа. — Сталин снова свидетельствует против Сталина
Из архива.
Уроки III-го Конгресса (скрытая речь Ленина)
Кто связал Раковского?
Что же это такое?
«Большой» и «огромный»
Адоратский и Зиновьев
Из жизни международной левой
Поездка Л. Троцкого в Копенгаген:
Заявление большевиков-ленинцев по поводу поездки т. Троцкого. — Ответы Л. Д. Троцкого на вопросы журналистов. — Открытое письмо г-ну Вандервельд
Франкфуртским друзьям!
Редакции «Октябрьских писем»
Греция. — Чехословакия. — Китай

№ 33, 5-й год изд. — Март 1933 г.

Сигнал тревоги.
Л. Троцкий. — Большой успех.
Интернациональная левая оппозиция, ее задачи и методы.
Л. Троцкий. — Перед решением.

Письма из С.С.С.Р.:

Письмо из Ленинграда.
Ссылка.
Письмо из Москвы.
Альфа. — Молотов о Зиновьеве.
Л. Т. — Сталинское опровержение.
Предисловие к греческому изданию «Новый Курс».
По поводу смерти З. Л. Волковой. (Письмо в ЦК ВКП(б).
М. Истмен и марксизм. (Письмо в Редакцию «Милитант»).

№ 34, 4-й год изд. — Май 1933 г.

Проблемы советского режима. (Теория перерождения и перерождение теории).
1. Отмирание государства.
2. Политический режим диктатуры и ее социальный фундамент.
3. Официальные объяснения бюрократического террора.
4. Отмирание денег и отмирание государства.
Л. Троцкий. — Трагедия немецкого пролетариата. Немецкие рабочие поднимутся, сталинизм — никогда!
Г. Гуров. — КПГ или новая партия?
Л. Троцкий. — Крушение германской компартии и задачи оппозиции.
Л. Т. — Гитлер и Красная армия.
Л. Троцкий. — Австрия на очереди.
Австрийский «бонапартизм».
Возможность отсрочки.
«4-е августа».
Т. — После 1-го мая в Австрии. (Наблюдения издалека).
О Х. Г. Раковском. (Сообщение).
Л. Троцкий. — Дипломатический и парламентский кретинизм.
Интервью представительнице New-York World Telegram.
О внешней политике сталинской бюрократии.
Г. Гуров. — Левые социалистические организации и наши задачи.
Л. Троцкий. — Что такое историческая объективность? (Ответ некоторым критикам «Борьба за демократию».
Австро-марксисты хлороформируют пролетариат.
Всеобщая стачка.
Ключ к позиции сегодня в руках австрийского пролетариата.
Заявление делегатов, принадлежащих к Интернациональной Левой Оппозиции (большевики-ленинцы), к конгрессу борьбы против фашизма.
Нужна немедленная помощь!
Л. Троцкий. — Нужно честное внутрипартийное соглашение.
Из СССР.
Из жизни международной левой.
Экономическое наступление контрреволюции и профсоюзы. (Заявление).
По поводу юношеского движения. (Заявление).
Германия. — Греция. — Соединенные Штаты. — Чили. — Бразилия. — Франция.

№ 35, 5-й год изд. — Июль 1933 г.

Немецкая катастрофа.
Ответственность руководства.
Л. Троцкий. — Гитлер и разоружение.
1. «Пацифизм» Гитлера
2. Разоблачающий документ.
Л. Троцкий. — «4-е августа».
Т. — После 1-го мая в Австрии. (Наблюдения издалека).
О Х. Г. Раковском. (Сообщение).
Л. Троцкий. — Дипломатический и парламентский кретинизм.
Интервью представительнице New-York World Telegram.
О внешней политике сталинской бюрократии.
Г. Гуров. — Левые социалистические организации и наши задачи.
Л. Троцкий. — Что такое историческая объективность? (Ответ некоторым критикам «Истории русской революции»).
О политике партии в области искусства и философии.
Альфа. — Последняя фальсификация сталинцев.
Л. Т. — Зиновьев и Каменев.
Письмо Х. Г. Раковского.
Письма из СССР
Из письма. — Из отчета о поездке в СССР. — Виктор Серж.
Л. Троцкий. — Платформа группы Брандлера.
Из жизни международной левой.
О трудностях нашей работы. — Парижский Антифашистский конгресс. — Китай. Чен-Ду-Сю приговорен к 13 годам тюрьмы. — Австралия.
Почтовый ящик

№ 36-37, 5-й год изд. — Октябрь 1933 г.

Классовая природа советского государства. (Проблемы Четвертого Интернационала).
Постановка вопроса.
«Диктатура над пролетариатом».
Диктатура пролетариата, как идеалистическая норма.
Бонапартизм.
«Государственный капитализм».
Хозяйство СССР.
Бюрократия и правящий класс.
Классовая эксплуатация и социальный паразитизм.
Две перспективы.
Возможные пути контр-революции.
Возможно ли «мирное» снятие бюрократии?
Новая партия в СССР.
Четвертый Интернационал и СССР.
Резолюция о необходимости нового Интернационала и его принципах.
Заявление делегации большевиков-ленинцев на конференции лево-социалистических и коммунистических организаций.
Резолюция Пленума Интернациональной Левой Оппозиции (б.-л.) по поводу конференции левых социалистических и оппозиционных коммунистических организаций.
Г. Гуров. Нужно строить заново коммунистические партии и Интернационал.
Нельзя больше оставаться в одном «Интернационале» со Сталиным, Мануильским, Лозовским, и Кº. (Беседа).
Л. Т. Единый фронт с Гжезинским.
Орган финансового капитала о «троцкизме».
Н. Н. Сталин успокаивает Гитлера.
А. Самоубийство Скрыпника.
Из СССР.
Условия работы и жизни рабочего. (Москва).
Письмо с Шарикоподшипника.
«Правда» свидетельствует об активности большевиков-ленинцев.
Л. Троцкий. Фонтамара.

№ 38-39, 6-й год изд. — Февраль 1934 г.

Накануне съезда.
Большевистские съезды прежде и теперь.
Бюрократизация диктатуры и социальные противоречия.
Л. Троцкий. Где границы падения?
Итоги XIII пленума Исполкома Коминтерна.
Л. Троцкий. Япония движется к катастрофе.
I. Миф непобедимости.
II. Война революция.
Альфа. Заметки журналиста. Чистка партии. — Кольцов в Париже. — Классовый враг. — Тыква в кабинете директора. — «Не только, но ии». — Борьба за качество. — Неспособны учиться.
Л. Троцкий. Задачи сегодняшнего дня.
Л. Т. Анатолий Васильевич Луначарский.
Из СССР. Анекдоты жизни. — Анекдоты обывателя. — Анекдоты Мануильского.
Зиновьев о режиме ВКП.
Г. Г. Даже клевета должна иметь смысл.
Л. Т. Мария Реезе и Коминтерн.
Из жизни международной левой. Совещание Четырех. — Лига коммунистов-интернационалистов. — Голландия. — Польша. — Греция. — Германия. — Литва. — Соединенные Штаты. — Чили. — Молодежь.

№ 40, 6-ой год изд. — Октябрь 1934 г.

Большевикам-ленинцам в СССР.
Бонапартизм и фашизм.
К характеристике современного положения в Европе.
Эволюция социалистической партии.
Путь выхода. S.F.I.O. и S.F.I.C.
Л. Троцкий. Что означает капитуляция Раковского? «Вэритэ». Долой повязки с глаз!

№ 41, 7-ой год изд. — Январь 1935 г.

Л. Троцкий.
Сталинская бюрократия и убийство Кирова.
1. Грандиозная «амальгама».
2. Зиновьев и Каменев — террористы?
3. Ради восстановления капитализма?
4. Преступление Николаева — не случайный факт.
5. Социализм еще не построен, корни классов еще не выкорчеваны.
6. Двойственная роль бюрократии.
7. Два ряда затруднений.
8. Индивидуальный терроризм, как продукт разложения бюрократизма.
9. Марксизм, терроризм и бюрократия.
10. Бюрократический центризм, как причина крушения Коминтерна.
11. Мировой рост подлинного ленинизма — страшная опасность для Сталина.
12. Неизбежность новых амальгам была предсказана заранее.
13. Некоторые выводы.
Л. Троцкий. — Обвинительный акт.

№ 42, 7-ой год изд. — Февраль 1935 г.

Куда сталинская бюрократия ведет СССР?
Генеральный поворот вправо. — Политика status quo. — Поворот в сторону рынка. — Переход на денежный расчет. — Кто будет расплачиваться за ошибки? — Где же окончательное «уничтожение классов»? — Нео-нэп и тревога в стране. — Оппозиция и террор. — Для обеспечения поворота вправо — удар налево. — Авантюризм индивидуального террора. — Страховка на два фронта. — Тройственная формула сталинского бонапартизма. — Главная опасность для СССР — сталинизм. — Советский пролетариат. — Главный ключ к позиции. — «Социализм в отдельной стране».
Л. Троцкий.
Некоторые итоги сталинской амальгамы.
Дело Зиновьева, Каменева и др.
Все становится постепенно на свое место.

№ 43, 7-ой год изд. — Апрель 1935 г.

Новая петля сталинской амальгамы.
Л. Троцкий. — Рабочее государство, термидор и бонапартизм (историко-теоретическая справка).
Споры о термидоре в прошлом. — Действительный смысл Термидора. — Марксистская оценка СССР. — Диктатура пролетариата и диктатура бюрократии. — Необходимо пересмотреть и исправить историческую аналогию. — Термидорианцы и бонапартисты. — Различие ролей буржуазного и рабочего государства. — Перерастание бюрократического центризма в бонапартизм. — Выводы. — Послесловие.
Еще к вопросу о бонапартизме (справка из области марксистской терминологии).
Альфа. — Заметки журналиста.
Как сталинцы подрывают мораль Красной армии. — Хорошо пишет Радек. — Куда девался Мануильский?
*** — Новые расправы с «троцкистами» (по московским газетам).

№ 44, 7-ой год изд. — Июль 1935 г.

За Четвертый Интернационал
Открытое письмо всем революционным пролетарским организациям и группировкам.
Л. Троцкий. Письмо французским рабочим.
Измена Сталина и международная революция.
Письмо Н. И. Троцкой о сыне.
А. VII Конгресс Коминтерна.
Из жизни международной левой. Франция. — Голландия. — Соединенные Штаты. — Польша. — Куба. — Южная Африка.

№ 45, 7-й год изд. — Сентябрь 1935 г.

От редакции.
Террор бюрократического самосохранения.
Таров. — Письмо бежавшего из сталинской ссылки большевика-ленинца.
Пора организовать помощь революционерам-интернационалистам!
Л. Троцкий. — По поводу VII Конгресса Коминтерна.
Л. Т.— На суд рабочих организаций.
Альфа. — Как они пишут историю и биографию.

№ 46, 7-ой год изд. — Декабрь 1935 г.

Почему Сталин победил оппозицию?
Второе письмо Н. И. Троцкой по поводу сына Сергея.
Л. Т. Ликвидационный Конгресс Коммунистического Интернационала.
Л. Троцкий. Ромэн Роллан выполняет поручение.
А. Таров. Письмо о побеге.
Из письма русского больш.-ленинца о меньшевиках.
Отчет о сборах для т. Тарова.

№ 47, 8-й год изд. — Январь 1936 г.

А. Цилига. Сталинские репрессии в СССР.
Югославские и венгерские коммунисты в изоляторах. — Концлагери. — Зиновьев и Каменев в Верхне-Уральском изоляторе, и т.д.
Н. Маркин. Стахановское движение.
Его реальное значение и бюрократические извращения. — Почему возникло стахановское движение. — Стахановское движение и дифференциация в рабочем классе.
Биографические данные о стахановцах.
Н. М. К вопросу о 7-часовом рабочем дне в СССР.
Е. Русские фашисты о Сталине.
Альфа. Маститый Смердяков.
Отчет комиссии помощи тов. А. Тарову.

№ 48, 8-й год изд. — Февраль 1936 г.

Советская секция IV Интернационала
Л. Троцкий. Революционные пленники Сталина и мировой рабочий класс.
Альфа. Заметки журналиста.
Уругвай и СССР. — Торглер и Мария Реезе. «Социалистическая культура»? — Византийщина. — Признания мимоходом. — А судьи кто?
Заявление Енисейской ссыльной колонии прокурору СССР Акулову.
А. Цилига. В борьбе за выезд из СССР.

№ 49, 8-й год изд. — Апрель 1936 г.

Л. Троцкий. Заявления и откровения Сталина.
Внешняя политика.
Чему учит опыт с Монголией?
В чем причина войн?
«Комическое недоразумение» с мировой революцией.
Альфа. Туда, откуда нет возврата. Л. Т. Еще о советской секции Четвертого Интернационала.
Н. Т. Из политической хроники.
А. Цилига. Борьба за выезд.

№ 50, 8-й год изд. — Май 1936 г.

Новая Конституция.
Упразднение Советов.
Хлыст против бюрократии.
Демократия без политики.
Исторический смысл новой конституции.
Задачи авангарда.
План физического истребления большевиков-ленинцев.
Л. Троцкий. Франция на повороте.
А. По столбцам «Правды».
Л. Т. Самые острые блюда еще впереди!
Из СССР:
Гибель Солнцева. — Василий Федорович Панкратов. — Ладо Думбадзе. — Михаил Бодров. — Григорий Стопалов. — В Оренбургской ссылке. — Виктор Серж.
Л. Троцкий. О книге Росмера.
Отчет комиссии помощи тов. А. Тарову.

№ 51, 8-й год изд. — Июль-Август 1936 г.

Л. Т. Перед вторым этапом.
Французская революция началась.
Решающий этап.
Л. Троцкий. Максим Горький.
Виктор Серж. Письмо Андрэ Жиду.
Н. Из Оренбургской ссылки.
В. С. Из письма: Самоубийство Ломинадзе. Меньшевистский процесс.
N. Из письма ссыльного б.-л.: Правые. Троцкизм. Статья 168.
Дора Зак. — Геворкьян Сократ. — Из жизни IV Интернационала.
От Редакции.
Бюллетень Оппозиции
(Большевиков-ленинцев)
Специальный номер о Московском процессе

№ 52-53, 8-й год изд. — Октябрь 1936 г.

Московский процесс — процесс над Октябрем
Зачем Сталину понадобился этот процесс?
Сталинские амальгамы были предвидены.
Убийство Кирова.
Два процесса.
Подсудимые и их поведение на суде.
Обвиняемые, которых не было на процессе.
Существовал ли «Объединенный центр»?
Когда же собственно был создан и действовал «Объединенный центр»?
Что же было на самом деле?
Марксизм и индивидуальный террор.
Ленин первый террорист.
Покушения, которых не было.
Копенгаген.
Связь Троцкого с подсудимыми.
Старая погудка на новый лад.
Самоубийство-убийство Богдана.
Прокурор Вышинский.
Сговор Сталина с подсудимыми.
После процесса.
Таров: К процессу.
Я. Гал: Гнусная травля.

№ 54-55, 9-й год изд. — Март 1937 г.

Троцкий о процессе (Речь к американским рабочим).
Л. Троцкий. Новая московская амальгама.
Три процесса. — Главные подсудимые. — Смысл нового процесса.
Л. Т. Позор!
«Какие есть доказательства?» (Документальная справка).
Связь Радека с Троцким. — Встреча Пятакова с Троцким.
Н. Маркин. Троцкий «союзник» Гитлера.
Л. Т. Вокруг процесса 17-ти.
Подготовка троцкистами войны против СССР. — Финал? — Почему ГПУ выбрало Норвегию? — Почему ГПУ выбрало декабрь? — Последние слова подсудимых.
Н. М. К процессу Пятакова-Радека.
Два процесса. — Параллельный центр. — Покушение на Молотова. — «Доказательства».
Новый документ.
Л. С. «Встречи» Пятакова и Шестова с Седовым.
Л. П. «Шпион» Граше.
Е. Тиенов. Незадачливые авторы «директив» Троцкого.
Новосибирский процесс.
Вредительство, убийство рабочих. — Трехсоставная амальгама: троцкисты-вредители-Гестапо.
Экспертиза о вредительстве.
Н. Троцкая. К совести мира!
Четвертый Интернационал и СССР (Тезисы).
Вышинский contra Вышинский.
Из советской жизни (Корреспонденция).
Без комнаты. — Серьезная проблема: железнодорожный билет. — Разговор с железнодорожником. — На мосту через Волгу. — Казахстан страна страданий. — Ташкент. — В бюрократических тисках. — План не выполнен.
Почтовый ящик

№ 56-57, 9-й год изд. — Июль-август 1937 г.

Л. Троцкий. Обезглавление Красной Армии.
Н. Маркин. Дело Мдивани — Окуджава.
Данцигский суд над троцкистами.
Возможна ли победа в Испании?
Л. Троцкий. Ответы на вопросы Венделина Томаса.
Международное расследование московских процессов.
Предварительное расследование в Койоакане.
Парижская следственная комиссия.
А. Таров. Международному комитету (показание).
Пражский комитет. Протокол допроса В. В-са.
Л. Т. Отель Бристоль.
Из советской жизни (корреспонденция): Собрание цеха. — Стахановское движение. — Противоречия советского завода. — Высшая заводская бюрократия в основе содержится за счет общих расходов бюджета. — Система угнетения на заводах.
Почтовый ящик

№ 58-59, 9-й год изд. — Сентябрь-октябрь 1937 г.

Начало конца.
Л. Троцкий. Перед новой мировой войной.
Неопределенность международных группировок. — Пацифизм, фашизм и война. — Когда придет война? — Стратегия будущей войны. — Война и революция.
Л. Т. Сталинизм и большевизм.
Реакция против марксизма и большевизма. — «Назад к марксизму»? — Отвечает ли большевизм за сталинизм? — Основной прогноз большевизма. — Сталинизм и «государственный социализм». — Политические «грехи» большевизма, как источник сталинизма. — Вопросы теории. — Вопросы морали. — Традиции большевизма и Четвертый Интернационал.
Л. Т. Кто составлял список «жертв террора»? («Дело» Молотова).
Н. Маркин. ГПУ убивает и за границей.
Игнатий Райсс.
Игнатий Райсс. Письмо в Ц.К. В.К.П.
Убийство Андрея Нина агентами ГПУ.
Япония и Китай (Интервью).

№ 60-61, 9-й год изд. — Декабрь 1937 г.

Л. Троцкий. Пора перейти в международное наступление против сталинизма. (Письмо ко всем рабочим организациям).
Л. Т. Трагический урок.
Н. Маркин. От Термидора назад к Октябрю?
А. Бармин. В Комитет по расследованию московских процессов (письмо).
В. Кривицкий (Вальтер). Письмо в рабочую печать.
Из беседы с тов. Кривицким (Вальтером).
А. Бармин. Почему и как я порвал со сталинским режимом? (Ответы на вопросы).
Записки И. Райсса.
И. Р. По поводу Фейхтвангера.
Заявление А. Грилевича.
Бем. Исчезновение Эрвина Вольфа — новое преступление ГПУ в Испании.
Е. ГПУ подготовляет убийство Л. Седова.
В. ГПУ (Из рассказов тов. Райсса).
Из советской жизни (корреспонденция): На базаре крестьян-узбеков. — Как подготовляется демонстрация. — В госпитале.
Библиография.
А. Л. Кто такой Андрей Седых? (Письмо из Нью-Йорка).
Почтовый ящик

№ 62-63, 10-й год изд. — Февраль 1938 г.

Вердикт Международной Комиссии о московских процессах.
Л. Т. Краткие комментарии к Вердикту.
Ответы на вопросы журналистов по поводу Вердикта.
Л. Троцкий. Испанский урок — последнее предостережение.
Л. Т. Нерабочее и небуржуазное государство?
М. П. Т. Верховный Совет преторианцев.
С. Ворошилов на очереди.
Е-й. Следствие об убийстве тов. Игнатия Райсса.
Новая провокация ГПУ против Л. Д. Троцкого.

№ 64, 10-й год изд. — Март 1938 г.

Л. Троцкий. Лев Седов—сын, друг, борец
Они убили сына Троцкого
П. Т. «Товарищ Лева»
Э. Р. Прощай Лев Седов
Похороны тов. Седова
Отклики печати на смерть тов. Седова
Московский процесс 21-го. Новая расправа.
Заметки на полях отчетов «Правды» о процессе 21-го.
Расправа Гестапо с немецкими товарищами

№ 65, 10-й год изд. — Апрель 1938 г.

Каин Джугашвили идет до конца.
Новые невозвращенцы.
Процесс 21-го (От редакции).
Л. Троцкий: Итоги процесса.
Дипломатические планы Москвы в зеркале процесса.
Статья Сталина о мировой революции и нынешний процесс.
Л. Т. Роль Генриха Ягоды
Л. Т. Случай с профессором Плетневым.
Подсудимые Зеленский и Иванов.
Сталин и Гитлер. (К заключительной речи Вышинского).
Л. Троцкий: Поправки и примечания к показаниям подсудимых.
Правда о «заговоре» на жизнь Ленина в 1918 году.
Из советской жизни: Завод. — ГПУ на заводе. — Выборы. — Московские слухи.

№ 66-67, 10-й год изд. — Май-июнь 1938 г.

Агония капитализма и задачи Четвертого Интернационала.
Л. Т.: Продолжает ли еще советское правительство следовать принципам, усвоенным 20 лет тому назад?
Л. Троцкий: Шумиха вокруг Кронштадта.
Социальное страхование в СССР.
Вокруг процесса 21-го (Молчанов и др.).
Итоги разгрома «братских» компартий.
Уход из Коминтерна.
Жизнь Л. Д. Троцкого в опасности.

№ 68-69, 10-й год изд. — Август-сентябрь 1938 г.

Сталин и его сообщники осуждены.
Тоталитарные пораженцы.
Л. Т.: Предостоящий процесс дипломатов.
Л. Троцкий: Их мораль и наша.
Эльза Райсс: Людвиг.
Л. Троцкий: К годовщине гибели Райсса.
Похищение тов. Клемента.
Л. Троцкий: По поводу судьбы Рудольфа Клемента.
Следствие по делу о смерти моего сына Льва Седова.
К.: Из Советов должны быть изгнаны бюрократия и новая советская аристократия.
Воззвание польских большевиков-ленинцев.

№ 70, 10-й год изд. — Октябрь 1938 г.

Л. Троцкий: Фразы и реальность.
Крупный успех.
Из беседы тов. Троцкого с аргентинским делегатом тов. Фосса.
Л. Т.: СССР и Япония. — Мексика и британский империализм.
Л. Троцкий: Еще об усмирении Кронштадта.
П. Т.: «Благонадежность» сталинских кадров.
Следствие по делу о смерти Льва Седова.
Л. Троцкий: Навстречу решению.
Тоталитарное «право убежища».

№ 71, 10-й год изд. — Ноябрь 1938 г.

Л. Троцкий: Свежий урок
(К вопросу о характере предстоящей войны). — Опыт прошлой войны. — Борьба за и против нового передела мира. — Империалистский Квартет вместо «фронта демократий». — Смысл государственного переворота в Чехословакии. — Защита «национальной независимости» Чехословакии. — Еще раз о демократии и фашизме. — Международная политика бонапартистской клики Кремля. — Социальная основа оппортунизма. — Ком-шовинизм. — Второй и Третий Интернационалы в колониальных странах. — О международной ассоциации выжатых лимонов (№ 314). — Перспективы.
Беседа о задачах американских профессиональных союзов.
Речь Л. Д. Троцкого по поводу 10-летия американской организации большевиков-ленинцев и учредительного съезда Четвертого Интернационала.
Процесс ПОУМ'а.

№ 72, 10-й год изд. — Декабрь 1938 г.

Манифест Конференции Четвертого Интернационала к рабочим всего мира.
Л. Троцкий: Революция и война в Китае.
В защиту испанского пролетариата.
Привет мученникам-заключенным и жертвам классовой борьбы.
Мировая роль американского империализма.
Ложный взгляд.
Предатели в роли обвинителей.
Письмо в редакцию.
Почтовый ящик.

№ 73, 11-й год изд. — Январь 1939 г.

21-я годовщина.
О классовой борьбе и войне на Дальнем Востоке
(Резолюции конференции IV Интернационала).
Л. Троцкий: За стенами Кремля.
Л. Яковлев: Закабаленный труд.
Л. Троцкий: Карл Каутский.
Виктор Серж и IV Интернационал.
По поводу убийства Рудольфа Клемента.

№ 74, 11-й год изд. — Февраль 1939 г.

К годовщине смерти Л. Седова.
Испанская трагедия.
Л. Троцкий: Ленин и империалистская война.
Л. Троцкий: Час решения близится. К положению во Франции.
За Гриншпана — против фашистских погромщиков и сталинских негодяев.
Экс-радикальная интеллигенция и мировая реакция.
Сталин, Скоблин и Кº.
Ответ Л. Д. Троцкого на вопросы представителя «Daily News»
Л. Троцкий: Из интервью с представителями южно-американской прессы.
Л. Троцкий: За свободу искусства.
Расправа Гитлера с нашими товарищами.
К смерти Л. Седова. (Письмо шанхайских товарищей).
Почтовый ящик

№ 75-76, 11-й год изд. — Март-апрель 1939 г.

Гитлер и Сталин.
Капитуляция Сталина.
Мистерии империализма.
Еще раз о причинах поражения испанской революции. — Изобретатели зонтика. — Классовый характер революции. — Пустая абстракция «антифашизма». — Победа была возможна.
Испания, Сталин и Ежов.
Ответы Л. Д. Троцкого на вопросы представительницы лондонского «Daily Herald»
Л. Т. Политический диалог.
Л. Троцкий. Центризм и IV Интернационал.
Не ошибка ли? (К позициям IV Интернационала в вопросе о борьбе против войны).
Шаг в сторону социал-патриотизма. (По поводу письма группы палестинских товарищей).
О классовой борьбе и войне на Дальнем Востоке. Резолюция конференции IV Интернационала. (Окончание).
Т. Еще о «кризисе марксизма».
Альфа. «Учитесь работать по-сталински!».
Л. Т. Умерла Крупская.

№ 77-78, 11-й год изд. — Март-июнь-июль 1939 г.

Десять лет.
Л. Троцкий. Об украинском вопросе.
Л. Троцкий. Искусство и революция.
Л. Троцкий. Бонапартистская философия государства.
Л. Троцкий. Моралисты и сикофанты против марксизма.
Л. Троцкий. История большевизма в зеркале Центрального Комитета.
М. Н. К итогам чистки.
Ленин о сталинцах.
Прогнозы 1931 года.

№ 79-80, 11-й год изд. — Август-сентябрь-октябрь 1939 г.

Л. Троцкий. СССР в войне
— Загадка СССР
— Сталин — интендант Гитлера
— Германо-Советский союз
— Империалистская война, рабочий класс и угнетенные народы
— Москва мобилизует «Прогрессивный паралич». Второй Интернационал накануне новой войны.
Индия перед империалистской войной
Л. Троцкий. Независимость Украины и сектантская путаница
Л. Троцкий. Демократические крепостники и независимость Украины
Очередное опровержение Виктора Сержа
К годовщине убийства И. Райсса
Почтовый ящик

№ 81, 11-й год изд. — Январь 1940 г.

Л. Троцкий.
Двойная звезда: Гитлер — Сталин.
Почему я согласился выступить перед комиссией Дайеса?
Еще и еще раз о природе СССР.
Два письма в редакцию New York Times.
Разное

№ 82-83, 11-й год изд. — Февраль-март-апрель 1940 г.

Л. Троцкий. Сталин после финляндского опыта.
Мировое положение и перспективы.
Мелко-буржуазная оппозиция в рабочей социалистической партии Соединенных Штатов.
От царапины — к опасности гангрены.

№ 84, 11-й год изд. — Август-сентябрь-октябрь 1940 г.


Мы обвиняем Сталина!
Почему они убили Троцкого
Дж. П. Каннон — Памяти старика
Л. Д. Троцкий— Манифест Четвертого Интернационала
Л. Д. Троцкий — Роль Кремля в европейской катастрофе
Л. Д. Троцкий — Бонапартизм, фашизм и война
Л. Д. Троцкий — Что дальше?

№ 85, 12-й год изд. — Март 1941 г.

Наталия Седова-Троцкая: Так это было.
Лев Седов.
Л. Д. Троцкий: Коминтерн и ГПУ.
Л. Яковлев: Политика кнута.

№ 86, 12-й год изд. — Июнь 1941 г.

СССР в тисках.
Л. Троцкий: Коминтерн и ГПУ.
Л. Яковлев: О кризисе советской литературы.

№ 87, 12-й год изд. — Август 1941 г.

За защиту СССР!
Заявление Исполнительного Комитета Четвертого Интернационала
Наталия Седова-Троцкая: Отец и сын
К. М.: Лев Давидович
Троцкий о Советском Союзе и войне

Бюллетень Оппозиции, обложка

Сталинская бюрократия и убийство Кирова.

Ответ американским друзьям*

* Группа друзей обратилась к т. Троцкому по телеграфу с просьбой высказать свое мнение по поводу убийства Кирова. Печатаемая ниже статья и представляет собою ответ т. Троцкого на этот запрос. — Редакция.

1. Грандиозная «амальгама»

Убийство Кирова в течение нескольких недель оставалось полной загадкой. Официально сперва сообщено было лишь о расстреле — в виде немедленной репрессии — нескольких десятков террористов, прибывших из белой эмиграции через Польшу, Румынию и другие лимитрофы. Естественно напрашивалась мысль, что убийца Кирова принадлежал к той же организации контр-революционных террористов.

17 декабря впервые сообщено было, что Николаев принадлежал ранее к ленинградской оппозиционной группе Зиновьева 1926 года. Само по себе это сообщение говорило очень мало. Вся ленинградская организация партии, за единичными исключениями, состояла в 1926 году в зиновьевской оппозиции и была представлена на 14-м съезде партии делегацией в которую входили все или почти все арестованные ныне бывшие зиновьевцы. С того времени все они, во главе со своим вождем капитулировали, затем повторили капитуляцию в более решительной и унизительной форме. Все они снова вернулись в состав советского аппарата. Указание на то, что Николаев, имя которого никому ничего не говорит, входил некогда в зиновьевскую группу, означало само по себе немногим более того, что в 1926 г. Николаев принадлежал к ленинградской организации партии.

Было, однако, ясно, что указание на «группу Зиновьева» сделано не случайно: оно не могло означать ничего иного, как подготовку судебной «амальгамы», т.-е. заведомо ложного пристегивания к убийству Кирова людей и групп, которые не имели и не могли иметь ничего общего с такого рода террористическим актом.

Метод этот не нов. Напомним, что еще в 1927 году, ГПУ подослало к никому не известному юноше, распространявшему издания оппозиции, своего штатного агента, служившего ранее в армии Врангеля, а затем обвинило оппозицию в целом в связях не с агентом ГПУ, а с «врангелевским офицером». Наемные журналисты перенесли тогда же эту амальгаму в западную печать. Ныне тот же прием применяется в неизмеримо более широком размере.

22 декабря ТАСС раскрыл скобки амальгамы, сообщив данные исключительно сенсационного характера. Помимо неизвестных лиц, привлеченных в Ленинграде к судебной ответственности по делу террориста Николаева, в Москве, в связи с тем же делом, оказались арестованы 15 членов бывшей «антисоветской» группы Зиновьева. ТАСС тут же сообщает, правда, что против семи из арестованных нет «достаточных данных для предания их суду», почему они передаются комиссариату внутренних дел на предмет административной расправы.

Перечислим, вслед за ТАССом, 15 арестованных в Москве, будто бы в связи с делом Николаева, членов партии: 1) Зиновьев, многолетний сотрудник Ленина по эмиграции, бывший член ЦК и Политбюро, бывший председатель Коминтерна и ленинградского Совета; 2) Каменев, многолетний сотрудник Ленина по эмиграции, бывший член ЦК и Политбюро, заместитель председателя Совнаркома, председатель Совета Труда и Обороны (СТО) и московского Совета. Оба названных лица, вместе со Сталиным, составляли в 1923 — 1925 г.г. правительственную «тройку»; 3) Залуцкий, один из старейших рабочих-большевиков, бывший член ЦК, бывший секретарь ленинградского комитета, председатель первой центральной комиссии по чистке партии; 4) Евдокимов, один из старейших рабочих-большевиков, бывший член ЦК и Оргбюро, один из руководителей ленинградского Совета; 5) Федоров, один из старейших рабочих-большевиков, бывший член ЦК, председатель рабочей секции Совета во время Октябрьского переворота; 6) Сафаров, один из старейших членов партии, прибывший с Лениным в «пломбированном» вагоне, бывший член ЦК и ответственный редактор «Ленинградской Правды»; 7) Куклин, один из старейших рабочих-большевиков, бывший член ЦК и ленинградского комитета; 8) Бакаев, один из старейших рабочих-большевиков, бывший член Центральной Контрольной Комиссии, видный участник гражданской войны; 9 — 15) Шаров, Файвилович, Вардин, Горченин, Булак, Гертик, Костина, сплошь старые члены партии, работники подполья, участники гражданской войны, занимавшие чрезвычайно ответственные партийные и советские посты. Эти пятнадцать лиц обвиняются, не больше и не меньше, как в прикосновенности к убийству Кирова, причем, по разъяснению «Правды», целью их являлся захват власти, начиная с Ленинграда, «с тайным замыслом восстановления капиталистического режима». Позднейшие сообщения советских газет присоединили к пятнадцати арестованным «зиновьевцам» еще несколько лиц такого же партийного масштаба.

Первая версия, в силу которой Николаев представлялся всему читающему миру связанным с белыми эмигрантскими организациями, посылающими террористов через Польшу и Румынию, таким образом отпала. Николаев оказывается террористическим агентом внутрипартийной оппозиции, во главе которой стояли бывший председатель Коминтерна Зиновьев и бывший председатель Политбюро Каменев, сочлены Сталина по «тройке». Ясно, почему мы назвали сообщение ТАССа величайшей сенсацией. Мы можем теперь назвать его заодно и величайшей ложью.

2. Зиновьев и Каменев — террористы?

У нас нет ни малейшего основания или мотива защищать политику или личные репутации Зиновьева, Каменева и их друзей. Они стояли во главе той фракции, которая открыла борьбу против марксистского интернационализма, под именем «троцкизма»; они уперлись затем в бюрократическую стену, воздвигнутую при их руководящем участии; испугавшись дела рук своих, они примкнули на короткое время к левой оппозиции и разоблачили фальшь и ложь борьбы против «троцкизма»; испугавшись трудностей борьбы против узурпаторской бюрократии, они капитулировали; вернувшись в партию, они заменили принципиальную оппозицию глухой фрондой; после нового исключения капитулировали вторично. Они отреклись от марксистского знамени и приняли покровительственную окраску, надеясь отстоять для себя место в переродившейся и задушенной аппаратом партии. Потеряв уважение, доверие и самую возможность борьбы, они оказались в конце концов жестоко наказаны. Не нам их защищать!

Но сталинская бюрократия судит их не за их действительные преступления перед революцией и пролетариатом, ибо ее собственные ряды состоят в большом числе из жалких перебежчиков, на все готовых карьеристов и людей покровительственной окраски. Бюрократия хочет снова сделать своих низвергнутых вождей козлами отпущения за свои собственные грехи. Зиновьеву и Каменеву не хватило характера; но никто не считал их ни глупцами, ни невеждами. Остальные 13 перечисленных большевиков проделывали в течение 25, 30 и более лет опыт большевистской партии. Они не могли внезапно поверить в пригодность индивидуального террора для изменения социального строя, если допустить на минуту нелепость, будто они действительно стремились к «восстановлению капиталистического режима». Столь же мало могли они верить, что убийство Кирова, не игравшего, к тому же, никакой самостоятельной роли, может приблизить их к власти. Американские рабочие легче всего поймут безумие такой мысли, если представят себе на минуту, что левая оппозиция в трэд-юнионах решит убить кого-либо из помощников Грина с целью… овладеть руководством в трэд-юнионах!

Сообщение ТАСС и само признает, по крайней мере, в отношении семи арестованных — Зиновьева, Каменева, Залуцкого, Евдокимова, Федорова, Сафарова, Вардина, — что они, в действительности, не имеют отношения к делу Николаева. Но это признание сделано в такой форме, которую нельзя иначе назвать как бесстыдной. Сообщение говорит о «недостаточности доказательств», — как будто могут быть вообще доказательства заведомо ложного и немыслимого, по самой своей сути, обвинения? Произведя искусственное разделение арестованных в Москве старых большевиков на две группы и заявив, что в отношении одной из них не хватает доказательств, сталинская клика тем самым пытается придать видимость «объективности» так называемому следствию, чтоб сохранить за собой затем возможность заменить судебную амальгаму административной.

О действительных мотивах и обстоятельствах преступления Николаева мы знаем сейчас, после сообщения ТАССа, так же мало, как и до этого сообщения. Ссылки на то, что Киров пал жертвой мести за смещение Зиновьева с руководящих постов в Ленинграде, явно бессмысленны: с того времени прошло восемь лет, сам Зиновьев и его друзья успели дважды покаяться, «обиды» 1926 года давно успели поблекнуть перед событиями неизмеримо большей важности. Ясно: должны были быть гораздо более свежие обстоятельства, которые толкнули Николаева на путь террористического акта; и должны были иметься очень серьезные причины, которые заставили Сталина встать на путь чудовищной амальгамы, которая — независимо от того, достигнет ли она ближайшей практической цели или нет, — сама по себе жестоко компрометирует правящую советскую группу.

3. Ради восстановления капитализма?

Первый вопрос, который должен неизбежно прийти в голову каждому мыслящему рабочему, таков: каким образом могло случиться, что именно теперь, после всех экономических успехов, после того, как классы в СССР — по официальному заверению — «уничтожены» и социалистическое общество «построено», каким образом старейшие большевики, ближайшие сотрудники Ленина, соправители Сталина, члены ордена «старой гвардии», могли поставить себе задачей реставрацию капитализма? Считают ли Зиновьев — Каменев и другие, что социалистический режим невыгоден для масс? Или же наоборот: ждут от капитализма личных выгод для себя и своего потомства? Каких именно выгод?

Только заведомые глупцы способны были бы думать, что капиталистические отношения, т.-е. частная собственность на средства производства, считая и землю, могли бы восстановиться в СССР мирным путем и привести к режиму буржуазной демократии. На самом деле капитализм мог бы — если вообще мог бы — возродиться в России только в результате свирепого контр-революционного переворота, который потребовал бы в десять раз больше жертв, чем Октябрьская революция и гражданская война. В случае низвержения Советов место их мог бы занять только истинно-русский фашизм, перед зверством которого режимы Муссолини и Гитлера показались бы филантропическими учреждениями. Зиновьев, Каменев не глупцы. Они не могут не понимать, что реставрация капитализма означала бы прежде всего поголовное истребление революционного поколения, в том числе, разумеется, и их самих. Не может быть, следовательно, ни малейшего сомнения в том, что воздвигнутое Сталиным против группы Зиновьева обвинение ложно с начала до конца: и в отношении цели — восстановления капитализма, — и в отношении средства — террористических актов.

4. Преступление Николаева — не случайный факт

Остается во всяком случае тот факт, что правящая бюрократическая группа отнюдь не склонна расценивать преступление Николаева, как изолированное и случайное явление, как трагический эпизод. Наоборот, она придает этому акту настолько исключительное политическое значение, что не останавливается перед построением компрометирующих ее самое амальгам, только бы поставить все виды оппозиции, недовольства, критики в один ряд с террористическими актами. Цель операции совершенно очевидна: окончательно запугать критиков и оппозиционеров — на этот раз уже не исключениями из партии или лишением заработка, даже не заключением в тюрьму или ссылкой, а расстрелом. На террористический акт Николаева Сталин отвечает усугублением террора против партии.

Неужели же — должны себя спросить с величайшей тревогой мыслящие рабочие во всем мире — положение советской власти так тяжело, что правящий слой, чтоб удержаться в равновесии, вынужден прибегать к такого рода чудовищным махинациям? Этот вопрос приводит нас к другому, который мы ставили десятки раз, но на который никогда не получали даже подобия ответа. Если верно, что диктатура пролетариата имеет своей задачей раздавить сопротивление эксплуататорских классов, — а это верно, — то ослабление господствующих ранее классов, тем более их «ликвидация», наряду с экономическими успехами нового общества, должны необходимо вести к смягчению и к отмиранию диктатуры. Почему же этого нет? Почему наблюдается процесс прямо противоположного характера? Почему так чудовищно выросло за время двух пятилеток всемогущество бюрократии и привело партию, советы и профсоюзы к полному подчинению и унижению?

Если судить только на основании партийного и политического режима, то пришлось бы сказать: положение Советов явно ухудшается, все большее напряжение бюрократического самодержавия выражает собою рост внутренних противоречий, который раньше или позже должен будет привести ко взрыву, с опасностью крушения всей системы. Такой вывод был бы, однако, односторонним и потому неправильным.

5. Социализм еще не построен, корни классов еще не выкорчеваны

Если мы хотим понять то, что происходит, мы должны прежде всего отбросить официальную теорию, согласно которой в СССР создано уже социалистическое общество без классов. Зачем же, в самом деле, нужно было бы в этом случае всемогущество бюрократии? Против кого? На самом деле недостаточно классы административно «уничтожить»; их надо еще и экономически преодолеть. До тех пор, пока подавляющее большинство населения не выходит из повседневной нужды, стремление к личному присвоению и накоплению благ сохраняет массовый характер и приходит в непрерывные столкновения с коллективистскими тенденциями хозяйства. Правда, накопление преследует непосредственно потребительские цели по преимуществу; но если не доглядеть, дать ему перейти за известные границы, оно превратится в первоначальное капиталистическое накопление и может затем взорвать на воздух колхозы, а вслед за ними и тресты. «Уничтожить классы», в социалистическом смысле, значит обеспечить всем членам общества такие условия существования, которые убили бы стимул личного накопления. До этого еще очень далеко. Если рассчитать национальный доход на душу населения, особенно ту часть национального дохода, которая идет на потребление, то Советский Союз окажется и сейчас, несмотря на достигнутые технические успехи, в хвосте капиталистических стран. Удовлетворение элементарных жизненных потребностей все еще связано с ожесточенной борьбой всех против всех, с незаконными присвоениями, обходом правил, обманом государства, кумовством и массовым воровством. Контролером, судьей и карателем в этой борьбе выступает бюрократия. Она восполняет административным давлением недостаток экономического могущества.

Совершенный вздор будто самодержавие советской бюрократии вызывается необходимостью борьбы с «остатками» эксплуататорских классов в социалистическом обществе. На самом деле историческое оправдание самого существования бюрократии заключается в том, что до социалистического общества еще очень далеко; что нынешнее переходное общество полно противоречий, которые в области потребления — наиболее близкой и чувствительной для всех — имеют страшно напряженный характер и всегда угрожают прорваться отсюда в область производства. Коллективизация крестьянского хозяйства открыла новые грандиозные источники для командующей роли бюрократии. Именно в сельском хозяйстве вопросы потребления наиболее тесно связаны с вопросами производства. Коллективизация привела, поэтому, в деревне к необходимости охраны коллективного достояния от самих крестьян при помощи самых суровых репрессий.

Вся эта горячая борьба не имеет открытого и оформленного классового характера, но потенциально, по заложенным в ней возможностям и опасностям, она является классовой борьбой. Режим диктатуры является, следовательно, не только наследством законченной в своей основе прежней классовой борьбы (с помещиками и капиталистами), — как выходит у сталинцев, — но и орудием предупреждения новой классовой борьбы, которая стремится развиться из жестокого соперничества потребительских интересов на фундаменте все еще отсталого и негармоничного хозяйства. В этом и только в этом историческое оправдание существования нынешней советской диктатуры.

6. Двойственная роль бюрократии

Но свою роль контролера и регулятора социальных противоречий, свою функцию превентивной борьбы против возрождения классов советская бюрократия нещадно эксплуатирует в интересах своего собственного благополучия и могущества. Она не только сосредоточивает в своих руках всю власть, но и поглощает — правдами и неправдами — огромную часть народного дохода. Она достигла на этом пути такой отчужденности от народных масс, при которой она не может уже допустить никакого контроля ни над своими действиями ни над своими доходами.

Некоторые поверхностные наблюдатели и критики объявили советскую бюрократию новым господствующим классом. Ошибочность этого определения — с марксистской точки зрения — разъяснена нами достаточно.* Экономически господствующий класс предполагает свойственную ему систему производства и систему собственности. Советская бюрократия отражает лишь переходную стадию между двумя системами производства и собственности, капиталистической и социалистической. О самостоятельном развитии этого переходного режима не может быть и речи.

* См., в частности, Л. Троцкий. Классовая природа советского государства (Проблемы Четвертого Интернационала). «Бюллетень Оппозиции № 36-37.

Роль советской бюрократии остается двойственной. Ее собственные интересы вынуждают ее охранять — от внешних и внутренних врагов — новый экономический режим, заложенный Октябрьской революцией. Эта работа остается исторически необходимой и прогрессивной. В этой работе мировой пролетариат поддерживает советскую бюрократию, не закрывая глаз на ее национальный консерватизм, инстинкты присвоения, дух привилегированной касты. Но именно эти ее черты все больше и больше парализуют ее прогрессивную работу.

Рост промышленности и вовлечение земледелия в сферу государственного плана чрезвычайно усложняют задачи хозяйственного руководства. Достигать равновесия между разными отраслями производства и особенно необходимого соответствия между национальным накоплением и национальным потреблением возможен только при активном участии в планировании всего трудящегося населения, при необходимой свободе критики планов, при ответственности и сменяемости бюрократии снизу доверху. Бесконтрольное командование хозяйством 170 миллионов душ означает неизбежное накопление противоречий и кризисов. Бюрократия выходит из затруднений, порождаемых ее ошибками, перелагая последствия на плечи трудящихся. Частные кризисы сливаются в один общий ползучий кризис, который выражается в том, что, несмотря на грандиозную затрату энергии масс и крупнейшие технические успехи, экономические достижения остаются далеко позади, и подавляющее большинство населения продолжает влачить тяжелое существование. Таким образом исключительное положение бюрократии, вызванное определенными социальными причинами, приходит во все более глубокое и непримиримое противоречие с основными потребностями советского хозяйства и культуры. При этих условиях диктатура бюрократии, хоть и остается искаженным выражением диктатуры пролетариата но превращается в перманентный политический кризис. Сталинская фракция вынуждена снова и снова «окончательно» истреблять «остатки» старых и новых оппозиций, применять все более сильно действующие средства, пускать в оборот все более отвратительные амальгамы. В то же время, сама эта фракция все более поднимается над партией и даже над бюрократией; она открыто провозглашает чисто бонапартистский принцип непогрешимого пожизненного вождя. Единственной добродетелью революционера признается отныне верность вождю. Эту деморализующую философию бюрократических рабов агенты Коминтерна переносят на его иностранные секции.

7. Два ряда затруднений

Мы видим таким образом, что в развитии Советского Союза необходимо на нынешнем этапе строго различать два ряда затруднений. Одни, которые вытекают из противоречий переходного периода, осложненных болезнями бюрократизма. Это — основные затруднения, от которых страдает советский организм в целом. Другой ряд затруднений имеет производный характер и является угрожающим не для советского режима, а для господствующего положения бюрократии и для единоличного командования Сталина.

Эти два ряда затруднений, разумеется, связаны между собой, но они вовсе не тождественны; в значительной степени они противоположны друг другу, и степень этой противоположности непрерывно возрастает. Экономические успехи и культурный рост населения, обусловленные Октябрьским переворотом, все больше направляются против бюрократического консерватизма, бюрократического произвола и бюрократического хищничества. Аналогичные процессы наблюдались в истории развития разных господствующих классов и в прошлом. Царская бюрократия содействовала развитию капиталистических отношений, а затем пришла в противоречие с потребностями буржуазного общества. Командование советской бюрократии слишком дорого обходится стране. Рост техники и культуры, рост требовательности и критической мысли в народе автоматически направляется против бюрократии. Молодое поколение особенно болезненно начинает ощущать ярмо «просвещенного абсолютизма», который, к тому же, все больше обнаруживает недостаток своей «просвещенности». Так складывается обстановка, явно угрожающая пережившему себя бюрократическому господству.

8. Индивидуальный терроризм, как продукт разложения бюрократизма

Сказанное позволяет нам ответить на поставленный в начале статьи вопрос: неужели положение Советов так плохо, что правящая группа вынуждена прибегать к глубоко компрометирующим ее в глазах мирового пролетариата махинациям, грязным подтасовкам и преступным амальгамам? Мы можем теперь с чувством облегчения ответить: дело идет не о плохом положении советов, а об ухудшающемся положении бюрократии в советах. Разумеется, положение советов не так радужно, не так великолепно, как изображают фальшивые и не бескорыстные «друзья», которые — будем это помнить — предадут Советский Союз при первой серьезной опасности. Но оно далеко не так плохо, как можно бы заключить на основании постыдно-панических действий бюрократии. Никогда правящая группа не решилась бы связать террористическое преступление Николаева с группой Зиновьева — Каменева, если б сталинцы не чувствовали, что почва колеблется под их ногами.

Николаев изображается советской печатью, как участник террористической организации, состоящей из членов партии. Если сообщение верно, — а мы не видим никаких оснований считать его вымышленным, ибо бюрократии было нелегко признать его, — то мы имеем перед собою новый факт, которому надлежит придать огромное симптоматическое значение. Случайный выстрел, под влиянием личного аффекта, возможен всегда. Но террористический акт, заранее подготовленный и совершенный по поручению определенной организации, немыслим, как учит вся история революций и контр-революций, без сочувственной политической атмосферы. Враждебность к правящей верхушке должна была широко распространиться и принять очень острые формы, чтоб в среде партийной молодежи, вернее, ее верхнего слоя, тесно связанного с низшими и средними бюрократическими кругами, могла кристаллизоваться террористическая группа.

По существу дела этот факт не только признается, но и подчеркивается официозными комментариями. Мы узнаем из советской печати, что слепая ненависть «детей» была воспитана критикой оппозиционных отцов. Объяснения Радека и Кº кажутся плагиатом у царского публициста Каткова, который обвинял трусливых либеральных отцов в вольном и невольном подстрекательстве представителей молодого поколения на террористические акты. Правда, из поколения отцов правящие верхи выбрали на этот раз только группу Зиновьева. Но это для Сталина — линия наименьшего сопротивления. Расправой над скомпрометированной группой Сталин хочет дисциплинировать размагнитившиеся и потерявшие внутреннюю спайку бюрократические ряды.

Когда бюрократия приходит в противоречие с потребностями развития и с сознанием поднявшего ее класса, она начинает разлагаться, теряя веру в себя. Функция управления сосредоточивается в руках все более тесного круга лиц. Остальные работают по инерции, спустя рукава, думают больше о личных делах, презрительно отзываются в своем кругу о высоком начальстве, либеральничают и брюзжат. Этим они несомненно подрывают у собственной молодежи уважение и доверие к официальным вождям. Если в то же время в народных массах разлито недовольство, не имеющее правильного выражения и выхода, но изолирующее бюрократию в целом; если сама молодежь чувствует себя оттертой, придавленной, лишенной возможности самостоятельного развития, то атмосфера для террористических группировок налицо.

Гипотетически, но с полной вероятностью, мы можем, в связи со сказанным, восстановить роль группы Зиновьева. Глупый и подлый вздор, будто она могла иметь прямое или косвенное отношение к кровавому акту в Смольном, к его подготовке и к его политическому оправданию! Зиновьев и Каменев вернулись в партию с твердым намерением заслужить доверие верхов и снова подняться в их ряды. Но общее состояние низшей и средней бюрократии, к которой они приобщились, помешало им выполнить это намерение. Отдав в официальных заявлениях должное «величию» Сталина, в которое они могли верить меньше, чем кто-либо, другой, они в повседневном обиходе заразились общим настроением, т.-е. судачили, рассказывали анекдоты о невежестве Сталина и пр. Генеральный секретарь не оставался, конечно, в неведении на этот счет. Мог ли Сталин наметить для себя лучшую жертву, чем эта группа, когда выстрелы в Смольном побудили его дать шатающейся и разлагающейся бюрократии урок?

9. Марксизм, терроризм и бюрократия

Отрицательное отношение марксизма к тактике индивидуального террора известно каждому грамотному рабочему. По этому вопросу существует большая литература. Я позволю себе сослаться здесь на собственную немецкую статью, опубликованную в 1911 году в австрийском журнале «Kampf». Незачем говорить, что в статье речь идет о капиталистическом режиме.

«Вносит ли террористическое покушение, даже «удавшееся», — так говорит эта статья, — замешательство в господствующие круги или нет, это зависит от конкретных политических обстоятельств. Во всяком случае это замешательство может быть только кратковременным; капиталистическое государство опирается не на министров и не может быть уничтожено вместе с ними. Классы, которым оно служит, всегда найдут себе новых людей, — механизм остается в целости и продолжает свою работу.

«Но гораздо глубже замешательство, вносимое террористическим покушением в ряды самих рабочих масс. Если достаточно вооружиться пистолетом, чтобы добиться цели, то к чему усилия классовой борьбы? Если можно запугать высоких особ грохотом взрыва, то к чему партия?».

К этой статье, которая террористическому авантюризму противопоставляет метод подготовки пролетариата к социалистической революции, я ничего не мог бы прибавить и сейчас, 23 года спустя. Но если марксисты решительно осуждали индивидуальный терроризм, — конечно, по политическим, а не мистическим причинам, — даже тогда, когда выстрелы направлялись против агентов царского правительства и капиталистической эксплуатации, тем более беспощадно осудят и отвергнут они преступный авантюризм покушений, направленных против бюрократических представителей первого в истории рабочего государства. Субъективные мотивы Николаева и его единомышленников для нас при этом безразличны. Лучшими намерениями вымощен ад. Пока советская бюрократия не смещена пролетариатом, — а эта задача будет выполнена, — до тех пор она выполняет необходимую функцию по охране рабочего государства. Если б терроризм типа Николаева развернулся, он мог бы, при наличии других неблагоприятных условий, лишь оказать содействие фашистской контр-революции.

Пытаться подкинуть Николаева левой оппозиции, хотя бы только в лице группы Зиновьева, какою она была в 1926 — 1927 г.г., могут лишь политические мошенники, рассчитывающие на дураков. Террористическая организация коммунистической молодежи порождена не левой оппозицией, а бюрократией, ее внутренним разложением. Индивидуальный терроризм есть по самой своей сути бюрократизм, вывернутый наизнанку. Марксистам этот закон известен не со вчерашнего дня. Бюрократизм не доверяет массам, стараясь заменить их собою. Так же поступает и терроризм: который хочет осчастливить массы без их участия. Сталинская бюрократия создала отвратительный культ вождей, наделяя их божественными чертами. Религия «героев» есть также и религия терроризма, хоть и со знаком минус. Николаевы воображают, что стоит, при помощи револьверов, устранить нескольких вождей, и ход истории примет другое направление. Коммунисты-террористы, как идейная формация, представляют собою плоть от плоти и кость от кости сталинской бюрократии.

10. Бюрократический центризм как причина крушения Коминтерна

Ударом по группе Зиновьева, сказали мы, Сталин хочет подтянуть бюрократические ряды. Но это только одна сторона дела. Есть другая, не менее важная: по ступеням зиновьевской группы Сталин хочет добраться до «троцкизма». А добраться ему необходимо во что бы то ни стало. Чтобы понять цель и смысл этого нового этапа в борьбе против «троцкизма», необходимо хоть вкратце остановиться на интернациональной работе сталинской фракции.

В отношении СССР роль бюрократии, как сказано, двойственна: с одной стороны, она охраняет — свойственными ей методами — рабочее государство; с другой — дезорганизует и тормозит развитие хозяйства и культуры, подавляя творчество масс. Зато в области международного рабочего движения от этой двойственности нет и следа: здесь роль сталинской бюрократии имеет с начала до конца дезорганизаторский, деморализующий, гибельный характер. Непререкаемым свидетельством является история Коминтерна за последние 11 лет. Эта история исследована нами в ряде работ. Сталинцы не ответили на наш анализ ни единым словом. Они вообще не хотят знать собственной истории. У них нет ни одной книги, ни одной статьи, которые пытались бы подвести итоги политике Коминтерна в Китае, Индии, Англии, Германии, Австрии, Испании во время величайших мировых событий. Нет ни одной попытки объяснить, почему в условиях капиталистического распада и целой серии революционных ситуаций Коминтерн не знал за последние 11 лет ничего, кроме постыдных поражений, политического дискредитирования и организационного распада. Почему, наконец, в течение последних семи лет он не посмел даже созвать ни разу международный конгресс?

Где итоги «рабоче-крестьянских партий» на Востоке? Где плоды англо-русского комитета? Что сталось с знаменитым Крестьянским Интернационалом? Куда девалась теория «третьего периода»? Что сталось с программой «национального освобождения» Германии? Какая судьба постигла великую теорию «социал-фашизма»? и т.д., и т.д. Каждый из этих вопросов связан с определенным зигзагом в политике Коминтерна; каждый из этих зигзагов приводил к заранее предопределенной катастрофе. Цепь этих катастроф составляет историю сталинского Коминтерна. Новейший зигзаг его, особенно во Франции, представляет собою жалкую и гибельную оппортунистическую конвульсию. Ясно, что такая цепь ошибок, путаницы и преступлений должна иметь не индивидуальные, не случайные, а общие причины. Они коренятся в социальных и идеологических качествах сталинской бюрократии, как правящего слоя. Бюрократический центризм привел Коминтерн к крушению. Третий Интернационал, как и Второй осуждены на гибель. Никакая сила не спасет их более.

Правящая сталинская группа по существу давно уже махнула на Коминтерн рукой. Одним из самых ярких доказательств этого является отказ Сталина в созыве международного конгресса. К чему? Все равно ничего не выйдет. Промежду себя московские бюрократы объясняют упадок Коминтерна «нереволюционным характером» западного пролетариата и неумелостью западных вождей. Опровергать клевету на мировой пролетариат, особенно после свежих событий в Австрии и Испании, нет надобности. Что касается вождей иностранных компартий, то Ленин еще в 1921 г. письменно предупреждал Зиновьева и Бухарина: если будете требовать в Коминтерне только согласия, то соберете вокруг себя одних «покорных дураков». Ленин любил называть вещи своими именами. За последние 11 лет подбор «покорных» сделал гигантские успехи. В соответствии с этим политический уровень руководства пал ниже нуля.

11. Мировой рост подлинного ленинизма — страшная опасность для Сталина

Кремль, как уже сказано, примирился с ничтожеством Коминтерна при помощи теории социализма в отдельной стране. Надежды на международную пролетарскую революцию он заменил надеждами на Лигу Наций. Иностранным компартиям приказано вести «реалистическую» политику, которая в короткий срок добьет то, что еще осталось от Коминтерна. Со всем этим Сталин мирится заранее. Но с чем он не может примириться, так это с возрождением мирового революционного движения под самостоятельным знаменем. Можно отказаться от критики реформизма; можно заключить блок с радикалами; можно одурманивать рабочих отравой национализма или пацифизма; но нельзя ни в каком случае допустить, чтоб международный пролетарский авангард получил возможность свободно и критически проверить идеи ленинизма на собственном опыте и сопоставить при свете дня сталинизм с так называемым троцкизмом.

С 1923 года вся идеология советской бюрократии складывалась путем все более враждебного отталкивания от «троцкизма». При всяком новом зигзаге точкой отправления служил «троцкизм». И сейчас, когда террористический удар Николаева ставит перед бюрократией заново важнейшие политические вопросы, которые казались ей раз навсегда решенными, она снова пытается, через посредство группы Зиновьева, найти виновника в лице троцкизма, который является, как известно, авангардом буржуазной контр-революции, союзником фашизма и пр. Внутри СССР бюрократии удалось постольку утвердить эту версию, поскольку массы лишены возможности проверки, а те, которые знают правду, вынуждены к молчанию. Именно из этого состояния придавленности партии и выросло, как уже сказано, чудовищное явление внутрипартийного терроризма. Но опасность подкрадывается — уже подкралась — извне, с международной арены. Те самые идеи Маркса и Ленина, которые внутри СССР караются тюрьмой, ссылкой и даже расстрелом, как «контр-революционный троцкизм», находят сейчас все более широкое и открытое признание со стороны наиболее сознательных, активных, самоотверженных элементов международного пролетарского авангарда. Гнусные клеветы, которые наемные журналисты, без чести и совести, продолжают и сейчас повторять на страницах печати Коминтерна, вызывают все большее возмущение в рядах самих компартий, изолируя в то же время секции Коминтерна от более широких кругов.

Сама по себе такая перспектива, повторяем, перестала пугать Москву. Но есть другая опасность, которая начинает давить на сознание сталинской фракции, как кошмар. Рост влияния идей нефальсифицированного ленинизма в рабочем движении Европы и Америки не сможет остаться тайной для рабочих СССР. Можно, хоть и не легко, замолчать участие бывшей американской Лиги в пенсильванской стачке, можно, хоть и трудно, замолчать слияние Лиги с Рабочей Партией; но когда события примут более широкий размах и революционные марксисты, ленинцы, примут в них руководящее участие, замолчать эти факты не будет никакой возможности. Вытекающая отсюда для сталинской фракции гигантская опасность совершенно очевидна. Все здание лжи, клеветы, травли, фальсификаций и амальгам, здание, непрерывно возводившееся со времени болезни и смерти Ленина, обрушится на головы самих строителей, т.-е. клеветников и фальсификаторов. Сталинцы глухи и слепы к перспективам мирового рабочего движения. Но у них чрезвычайно изощренный нюх по части всякой опасности, угрожающей престижу, интересам и привилегиям бюрократии.

12. Неизбежность новых амальгам была предсказана заранее

Наблюдая по печати из своей изолированности за постепенными, медленными, но надежными успехами идей подлинного ленинизма в Америке и Европе, я не раз говорил друзьям: близится момент, когда принципиальное «качество» этой международной тенденции начнет превращаться в массовое «количество»; этот момент должен будет прозвучать в ушах сталинцев, как сигнал смертельной опасности: ибо одно дело раздавить революционную марксистскую группировку тяжестью бюрократического аппарата в период революционного отлива, усталости, разочарования и упадка масс; другое дело — вытеснить из мирового рабочего авангарда сталинский суррогат «большевизма» силой марксистской критики. Но именно поэтому — так говорилось не раз в беседах и письмах — сталинская верхушка не сможет пассивно дожидаться торжества ленинизма. Она должна будет принять «свои» меры. Конечно, не меры идейного порядка: здесь ее бессилие настолько очевидно, что Сталин за последние годы вообще перестал высказываться по вопросам международного рабочего движения. «Свои» меры для Сталина значит: усиление репрессий; новые более чудовищные формы амальгам; наконец, союз с буржуазной полицией против ленинцев, на основе взаимных услуг.

Уже очень скоро после убийства Кирова, когда все были еще уверены, что дело идет о белогвардейском покушении, кто-то из друзей прислал мне из Женевы циркулярное письмо Интернационального Секретариата Международной Лиги коммунистов-интернационалистов, посвященное кровавому акту в Смольном. Ссылаясь на затяжку расследованья и крайне двусмысленный тон первых кремлевских сообщений, И. С. высказывал, уже в пост-скриптуме, предположение: не совершается ли в ГПУ подготовка какой-либо новой грандиозной амальгамы против «троцкистов». Циркуляр И. С., помеченный 10 декабря, имеется несомненно во всех частях света. Правда, сам И. С. оговаривал свою гипотезу в том смысле, что такая амальгама, хоть и возможна, но все же «мало вероятна». Однако, «мало вероятное» осуществилось. Когда появилось первое сообщение о том, что Николаев принадлежал некогда к ленинградской оппозиции 1926 года, сомнениям не оставалось больше места. Новая травля против Зиновьева — Каменева не замедлила последовать. Тогда же, в беседе с одним из друзей (извиняюсь за эти личные подробности, но они необходимы для понимания психологической подоплеки дела) я сказал: «на этом этапе дело не остановится; завтра они выдвинут троцкизм». Для такого предсказания поистине не нужно было быть пророком. Полученный через два-три дня номер Temps от 25 декабря заключал в телеграмме из Москвы такое сообщение: «Надо заметить,и что в течение нескольких дней имя Троцкого все чаще и чаще произносится рядом с именем Зиновьева.* Труп Кирова и группа Зиновьева становятся таким образом подготовительными ступенями для более широкого и смелого замысла: удара по международному ленинизму.

* Весьма дружественный Сталину Temps подчеркивает тут же, что в числе арестованных зиновьевцев находится известный «троцкист» Евдокимов. На самом деле Евдокимов является одним из основных членов группы Зиновьева. «Троцкистом» он никогда не был. Дела это, конечно, не меняет. Но нельзя не отметить, что таким мелким фальсификациям, совершаемым через посредство дружественной прессы, нет числа.

Какой характер должен принять ближайший удар, этот вопрос не решен, окончательно, может быть даже и в самом узком кругу заговорщиков (Сталин — Ягода — Ярославский и Кº). Многое зависит от дальнейшего хода событий. Но одно ясно: недостатка ни в злой воле, ни в материальных средствах у заговорщиков нет. Рост международного ленинизма будет подстегивать их злую волю каждый день. Нельзя поэтому исключать заранее ни одной из тех гипотез, которые сами собой напрашиваются на основании создавшейся обстановки. Но какой путь ни будет подсказан ходом событий и творческим воображением Сталина — Ягоды, подготовка «общественного мнения» будет идти по линии опасностей терроризма, угрожающих со стороны «троцкистов» порядку и миру в Европе. L'Humanite уже пишет о «троцкистской террористической группе» в Ленинграде: лакеи всегда забегают впереди господ.

Перерезать дорогу подготовляемым новым амальгамам можно только одним путем: разоблачить замысел заранее. Сталинцы обрабатывают общественное мнение международной полиции, на предмет высылок, выдач, арестов и других более решительных действий. Ленинцы должны подготовить к возможным событиям общественное мнение пролетариата. В данном случае, как и в других, надо открыто сказать то, что есть. Этой задаче должно служить, в частности, и настоящее письмо.

13. Некоторые выводы

Можно ли, ввиду такого постыдного образа действий советской верхушки, безоговорочно признавать СССР рабочим государством? — так скажут, пожалуй, некоторые идеалисты, моралисты, или просто ультра-левые путаники. Вместо того, чтобы анализировать конкретные формы и этапы развития рабочего государства, как оно создано сочетанием исторических условий, эти мудрецы (Трэн является во Франции их неподражаемым «теоретиком») «признают» или «не признают» рабочее государство в зависимости от того, нравятся ли им действия советской бюрократии или нет. С таким же правом мы могли бы отказаться признавать американский пролетариат пролетариатом на том основании, что во главе его стояли и стоят люди, вроде Гомперса, Грина и Кº. Бюрократия нужна рабочему классу, тем более рабочему государству. Но нельзя отождествлять бюрократию с классом. Рабочее государство, как и рабочий класс в целом, проходят через разные этапы, как подъема, так и упадка. Сталинская фракция получила преобладание в период поражений мирового пролетариата, усталости и апатии русского пролетариата и быстрого формирования привилегированного правящего слоя. Кто в борьбе фракций в СССР видит только победы и поражения отдельных лиц, тот ничего не видит.

В 1926 году Н. К. Крупская, примкнувшая тогда, вместе с Зиновьевым и Каменевым, к левой оппозиции, говорила: «если б жив был Ленин, он сейчас, наверное, сидел бы у ГПУ в тюрьме». Не потому, конечно, что Сталин оказался сильнее Ленина: нелепо даже и сравнивать эти две фигуры. Ленин — гений-новатор, Сталин — крепкое и законченное воплощение бюрократической посредственности. Но революция — диалектический процесс, знающий свои высокие подъемы и крутые спуски. В последние два года своей жизни Ленин главную опасность для революции видел в бюрократизме, а в Сталине — наиболее законченного представителя этой опасности. Ленин заболел и умер во время горячей подготовки к борьбе против сталинского аппарата.

Преступно было бы отрицать прогрессивную работу, совершенную советской бюрократией. Без инициативы, без кругозора, без понимания движущих исторических сил бюрократия, после упорного сопротивления, оказалась вынуждена, логикой своих собственных интересов, принять программу индустриализации и коллективизации. По своему общему уровню, по характеру своих интересов сталинская бюрократия немногим выше бюрократии американских трэд-юнионов. Но в противоположность этой последней она корнями своими сидит в национализированных средствах производства, вынуждена охранять и развивать их. Она совершает эту работу по-бюрократически, т.-е. плохо, но сама эта работа имеет прогрессивный характер. Первые крупные успехи на этом пути, непредвиденные для самой бюрократии, повысили ее самочувствие и сплотили ее вокруг того вождя, который полнее всего воплощает положительные и отрицательные черты бюрократического слоя.

Эта «героическая» эпоха бюрократии на исходе. Бюрократия исчерпала внутренние ресурсы «просвещенного абсолютизма». Дальнейшее развитие хозяйства и культуры требует низложения бюрократии путем возрождения советской демократии. Бюрократия отчаянно сопротивляется. В борьбе против прогрессивных потребностей нового общества она неизбежно разлагается. После того, как бюрократия подавила внутреннюю жизнь партии, сталинская верхушка подавила внутреннюю жизнь самой бюрократии. Отныне разрешено одно: славить «великого и любимого вождя». Из этого клубка противоречий вырос «коммунистический» террор против бюрократической верхушки.

«Внутренний» террор знаменует тупик бюрократизма, но ни в какой мере не указывает выхода из тупика. Выход может быть найден только на пути возрождения большевистской партии. Эта задача разрешима только в мировом масштабе. Чтоб русские рабочие отбросили гашиш «социализма в отдельной стране» и повернулись массой своей в сторону международной социалистической революции, мировой пролетарский авангард должен сплотиться под знаменем ленинской партии. Борьба против реформизма — более непримиримая, чем когда либо — должна дополняться борьбой против парализующего и деморализующего влияния сталинской бюрократии на мировое рабочее движение. Защита Советского Союза немыслима без борьбы за Четвертый Интернационал.

Л. Троцкий.

28 декабря 1934 г.


Обвинительный акт

С неизбежным запозданием на день я получил парижскую газету L'Humanite от 28 декабря, с выдержками из обвинительного акта и с комментариями некоего Дюкло. Так как выдержки и комментарии исходят от ГПУ, то нет надобности объясняться с наемными лакеями: достаточно раскрыть планы господ.

Как и следовало ожидать, обвинительный акт ни словом не упоминает о группе Зиновьева — Каменева. Другими словами: первоначальная амальгама рассыпалась прахом. Но попутно она выполнила свое назначение, подготовив психологически другую амальгаму: в обвинительном акте совершенно неожиданно — неожиданно для наивных людей — всплывает имя Троцкого. Убийца Кирова Николаев находился — по его признанию — в связи с консулом иностранного государства. Во время одного из посещений Николаевым консульства, консул вручил ему 5.000 рублей на расходы. Николаев прибавляет: «Он сказал, что может установить связь с Троцким, если я передам ему письмо от группы к Троцкому». И это все. Точка. Дальше обвинительный акт не возвращается к этому эпизоду. Надо еще отметить, что Николаев дал впервые свое показание об иностранном консуле и об его предложении передать письмо Троцкому лишь на двадцатый день после ареста. Очевидно, следователю пришлось в течении двадцати дней помогать памяти террориста, чтоб извлечь из нее столь ценное показание! Но пройдем мимо этого. Допустим, что показание аутентично. Допустим далее, что интересующий нас консул действительно существует в природе. Допустим, что он вступил в сношения с террористической группой (такие случаи в истории бывали). Но как и почему здесь всплывает мое имя? Не потому ли, что террористическая группа ищет связей с Троцким? Нет, этого не решается утверждать и ГПУ. Может быть Троцкий ищет связей с террористической группой? Нет, и этого обвинительный акт не смеет сказать. Сам консул берет на себя инициативу и, передавая Николаеву, накануне подготовляемого террористического акта, 5.000 рублей, выпрашивает письма на имя Троцкого. Только это сообщение — поистине поразительное сообщение! — и делает Николаев. Фигура «консула» сразу освещается светом магния. «Консул» бодрствует! «Консул» на посту! «Консулу» необходим маленький документик: письмо от финансируемых им террористов на имя — Троцкого. Получил ли консул это письмо? Казалось бы, немаловажный вопрос. Но как раз на этот счет мы из обвинительного акта, как он передан в L'Humanite, не узнаем ни слова. Неужели же ни следователь, ни прокурор так и не поинтересовались этим обстоятельством? Ведь интерес представляют не подвиги никому не известного консула, а вопрос о сношениях террористов с Троцким. Были эти сношения или нет? Было ли письмо написано и передано? Был ли получен ответ? На эти неотразимые вопросы мы не слышим никакого ответа. Поразительно? Только для наивных людей. ГПУ не могло позволить прокурору нескромности в той области, на которую оно вынуждено набросить покров молчания. Можно не сомневаться, что письмо никогда не было написано, ибо, если террористы что-нибудь знали о Троцком, — а они не могли не знать, — для них не могло быть тайной мое непримиримое отношение к авантюризму индивидуального террора, проходящей красной нитью через 37 лет моей революционной и литературной деятельности (см. многие десятки статей в собрании моих «Сочинений», изданных Госиздатом). Однако, признать, что террористы не видели ни малейшего основания искать связей с Троцким, и потому не откликнулись на предупредительное предложение «консула», значило бы сразу опрокинуть всю амальгаму. Лучше промолчать! Сделаем, однако, на минуту совершенно невероятное допущение: красноречивому провокатору удалось действительно получить столь интересующее его письмо. Но куда оно девалось? Конечно, было бы очень заманчиво передать такое письмо Троцкому и… получить от него для ленинградских «сторонников» какой-нибудь поощрительный ответ, хотя бы и безотносительно к террору. Но если не консул, то его вдохновители слишком хорошо понимали рискованность такого предприятия: предшествующие попытки провокации, правда, меньшего масштаба, заканчивались неизбежными фиаско. Письмо — если оно, повторяем, вопреки всем вероятиям, было написано — должно было просто остаться в архиве ГПУ, как инструмент, не соответствующий цели. Но об этом нельзя сказать вслух, не признавая тем самым, что консул приходится кузеном врангелевскому офицеру (см. ниже).

Мыслим ли, однако, консул в качестве агента-провокатора? Мы совершенно не знаем, идет ли речь о действительном консуле или о подставном: ресурсы мистификации в данном случае неограниченны. Но и подлинные консула мало похожи на святых. Иные из них занимаются контрабандой, запрещенными операциями с валютой и попадают в руки полиции (не только ГПУ, разумеется). Провалившемуся консулу обещают не только забвение грехов, но и вполне легальную валюту в придачу, если он окажет несколько маленьких и невинных услуг. Такие случаи бывали, бывают, будут бывать пока существуют консула, таможни, валюта, посредники, посредницы и предприимчивая полиция.

Приведенная нами версия, неотразимо вытекающая из самого обвинительного акта, если уметь его читать, предполагает следовательно, что само ГПУ, через действительного или мнимого консула, финансировало Николаева и пыталось связать его с Троцким. Эта версия находит косвенное, но весьма действительное подтверждение в том факте, что все ответственные представители ГПУ в Ленинграде были немедленно после покушения прогнаны, а следствие долго топталось на месте в явном затруднении: какой выбрать вариант для объяснения того, что случилось. Мы не хотим сказать, что ГПУ, в лице своих ленинградских агентов, преднамеренно убило Кирова: для такого допущения у нас нет никаких данных. Но агенты ГПУ знали о готовящемся террористическом акте, следили за Николаевым, вступали с ним в сношения через подставных консулов с двойной целью: захватить как можно больше причастных к делу лиц, а попутно попытаться скомпрометировать политических противников Сталина при помощи сложной амальгамы. Увы, слишком сложной, как показал дальнейший ход событий: прежде чем «консул» успел подготовить политический выстрел против Троцкого, Николаев спустил затвор против Кирова. Организаторы наблюдения и провокации полетели после этого со своих мест. А при составлении обвинительного акта пришлось тщательно обходить мели и подводные рифы, оставлять в тени «консула», замазывать следы работы ГПУ и в то же время спасать все, что можно, из провалившейся амальгамы. Загадочное промедление со следствием находит таким образом вполне естественное объяснение.

Зачем же все-таки понадобился консул? Без консула никак нельзя было обойтись. Консул символизирует связь террористов и Троцкого с мировым империализмом (хотя консул представлял, надо думать, какое-нибудь совсем маленькое и захолустное государство: это безопаснее). Консул удобен и в другом отношении: его нельзя «по дипломатическим соображениям» назвать в обвинительном акте и следовательно вызвать в качестве свидетеля: главная пружина комбинации остается таким путем за кулисами. Наконец, сам консул — если он действительно существует в природе — ничем особенным не рискует: даже отозванный, по соображениям дипломатической вежливости, своим правительством он вернется домой, как заслуженный герой, пострадавший на службе горячо любимому отечеству; в кармане его при этом окажется некоторая дополнительная к скромному жалованью сумма на черный день, и это тоже не портит дела.

Характер махинации легче всего понять, если знать хоть немного предшествующую закулисную историю борьбы Сталина с «троцкизмом». Я приведу только три примера. Уже в 1926 г. наемные журналисты разнесли по всему миру весть о том, что левая оппозиция уличена в связи с белогвардейцами. Мы недоумевали. Оказалось: ГПУ подослало одного из своих штатных агентов, с предложением услуг по распространению оппозиционной литературы, к никому не известному восемнадцатилетнему юноше, сочувствовавшему оппозиции. Агент ГПУ 6-7 лет перед тем состоял будто бы в армии Врангеля (что, впрочем, никем не проверено). На этом основании Сталин публично обвинял всю оппозицию в блоке… не с агентом ГПУ, а с белогвардейцами.

Накануне моей ссылки в Центральную Азию (январь 1928 года) иностранный журналист предложил мне, через Радека, тайно передать, если нужно, письмо моим иностранным друзьям. Я высказал Радеку уверенность в том, что журналист — агент ГПУ. Письмо я, однако, написал, так как я не имел сказать моим иностранным друзьям ничего такого, что не мог бы повторить открыто. На другое утро письмо мое было опубликовано в «Правде», как доказательство моих тайных сношений «с заграницей».

20 июля 1931 года краковская желтая газета «Kurier Codzienny» опубликовала грубейший фальсификат за подписью Троцкого. Несмотря на то, что мои литературные работы не допускаются в СССР под страхом тягчайших наказаний (Блюмкин был расстрелян за попытку провоза «Бюллетеня русской оппозиции»), статья из Kurier'а было воспроизведена в московской «Правде» в виде клише. Самый элементарный анализ статьи показывает, что она была сфабрикована в ГПУ, при участии небезызвестного Ярославского и напечатана (надо думать, по тарифу объявлений) в Kurier'е только для того, чтоб быть воспроизведенной в «Правде».

Я вынужден оставить в стороне ряд других более ярких комбинаций и амальгам, чтоб преждевременным разоблачением не повредить третьим лицам. Во всяком случае тип этого рода творчества после сказанного ясен. Треугольник из Николаева, «консула» и Троцкого не нов. Он подобен десятку других треугольников и отличается от них лишь более широким масштабом.

Надо, однако, оговориться, что советская печать, как видно по телеграфным выдержкам в той же l'Humanite, делает из последней амальгамы в отношении Троцкого крайне осторожное применение, не идя дальше разговоров об «идеологических вдохновителях». Зато l'Humanite говорит о моем участии в убийстве Кирова почти с такой же уверенностью, с какою Matin писал недавно о моем участии в убийстве царя Александра и Барту.

Разница выводов l'Humanite и «Правды» объясняется не только тем, что глупость амальгамы из Николаева, «консула» и Троцкого гораздо яснее в Москве, чем в Париже; но и потому, что по самой сути своей эта часть амальгамы предназначена для заграницы, прежде всего для Франции. Прямая цель ее: повлиять в нужном духе на французских рабочих через посредство единого фронта и оказать давление на французские власти. Отсюда невероятный тон l'Humanite! Советское правительство оказалось вынуждено открыто признать, что участие Зиновьева, Каменева и др. «не доказано»; обо мне в правительственном сообщении вообще не было речи. В обвинительном акте говорится лишь о стремлении «консула» получить письмо для Троцкого, — без выводов. Лакеи из l'Humanite пишут, что участие Троцкого в убийстве Кирова «доказано».

Настоящее письмо, как уже сказано, посвящено не лакеям, а их господам. Однако, я не могу не отметить здесь, что одним из первых моих острых конфликтов с «тройкой» (Сталин, Зиновьев, Каменев) вызван был моим протестом против того, что они, во время болезни Ленина, занялись систематическим развращением более податливых «вождей» западного рабочего движения, в частности при помощи подкупа. «Ведь покупает же буржуазия вождей трэд-юнионов, парламентариев, журналистов, — почему же нам этого не делать?», возражали мне Сталин и Зиновьев. Я отвечал им, что при помощи подкупа можно разлагать рабочее движение, но не создавать революционных вождей. Ленин предостерегал против отбора в Коминтерне «покорных дураков». К этому прибавился отбор готовых на все циников. Готовых на все? До первой серьезной опасности. Люди без чести и совести не могут быть надежными революционерами. В трудную минуту они неизбежно предадут пролетариат. Я могу лишь посоветовать рабочим твердо запомнить себе имена бесстыдных клеветников, чтоб проверить это предсказание.

Л. Троцкий.

30 декабря 1934 г.