Партийная деятельность Евгения Алексеевича Преображенского

1986—1937

Евгений Преображенский вступил в РСДРП в г. Орел в возрасте 17 лет. В 1904-5 годах Преображенский вел партийную работу в Орле, Брянске и Москве, был делегатом на конференции в Тамерфорсе в декабре 1905 г. В 1906-8 гг. работал на Урале, был неоднократно арестован. На одном из судебных процессов его адвокатом был Александр Керенский, который попытался оправдать своего клиента, заявив, что Преображенский не участвовал в приписанных ему революционных действиях. Преображенский отказался от такой защиты, открыто признал участие в революционных волнениях и был осужден на выселение в Сибирь. (Cf. Deutscher, The Prophet Unarmed, p. 207).

В конце 1911 года П. бежал из ссылки и возобновил подпольную партийную работу. В конце 1912 был снова арестован и сослан на поселение до 1915 года. Потом работал в партийных организациях Читы и Иркутска, играя ведущую роль в большевистских организациях Сибири. Февральскую революцию встретил в Чите.

Преображенский был послан делегатом на VI съезд РСДРП(б) в июле-августе 1917 г., а на съезде был избран кандидатом в члены ЦК, затем работал на Урале и в Башкирии. В начале 1918 года он приехал в Москву и принял ведущее участие в фракции «левых коммунистов» вместе с Бухариным. Сотрудничество Преображенского и Бухарина на левом фланге партии распространилось также на их литературную и теоретическую работу. Бухарин привлек Преображенского в редакцию газеты «Правда», где тот работал до июля 1923 года. Это, конечно, имело различные, но мало изученные последствия на расширение влияния левого крыла внутри партии и за ее пределами.

Основная причина усиления влияния левого крыла в ВКП(б) и в Коминтерне была, разумеется, связана с радикализацией мировой и европейской политической атмосферы в 1918-19 годах. Окончание Первой Мировой войны вело повсюду в Европе и в США к радикализации рабочих масс и революционным выступлениям. Советы в Берлине в ноябре 1918 года, Советская Бавария и Советская Венгрия весной 1919 года, волна социалистических выступлений в Италии. Казалось, что мировая революция началась.

Внутри Советской России молодая Красная Армия осенью 1918 года перешла в наступление на Восточном фронте против Колчака. На западных фронтах, поражение Германии и Австрии открыло дорогу советскому наступлению в Украине и Белоруссии. Казалось, что Гражданская война скоро окончится решающей победой советского режима, поддержанного европейской революцией. Большевики взяли власть в надеждах на мировую революцию, которая казалась осязаемо близкой. Левое крыло большевистской партии стало преобладающим, правое крыло потеряло вес. Меньшевики и левые эсеры были изолированы, в состоянии коллапса. Большевистский центр, то есть, Ленин и Троцкий тоже верили в скорую победу социалистической революции в Европе, хотя и понимали степень трудностей, стоящих перед молодыми коммунистическими партиями Германии, Франции и других стран.

Учреждение нового Коммунистического Интернационала в марте 1919 года было политическим выражением этого поворота влево. Теоретическим и программным выражением этого наступления были ведущие документы конференций и съездов РКП(б) и, в частности, работы Преображенского.

В октябре 1919 года Преображенский и Бухарин написали книгу «Азбука коммунизма». «Азбука» популярно излагала программу ВКП(б), принятую на VIII съезде в марте 1919 г., печаталась огромными тиражами и в течение нескольких лет играла роль базового учебника для молодых партийцев и комсомольцев. «Азбука» предполагала, что пролетарский режим Советской России планомерно развернет политику военного коммунизма во все отрасли хозяйства, введет центральное планирование промышленности взамен рыночных механизмов, подтолкнет коллективизацию в сельском хозяйстве в форме добровольных совхозов, коммун и колхозов, которые начнут на рынке состязаться с личным крестьянским хозяйством. Европейская социалистическая революция сможет протянуть мост между вынужденной в условиях Гражданской войны распределительно-уравнительной политикой военного коммунизма и развернутым построением социалистического общества, основанного на материальном изобилии.

Как и все руководители партии, Преображенский принимал участие в Гражданской войне на разных комиссарских постах. Некоторое время он руководил политотделом Третьей армии, воюющей с Колчаком на Восточном фронте, был председателем Уфимского губкома партии. Крайние централистские тенденции Преображенского, которые он разделял с рядом других ведущих большевиков, привели к обострению политических настроений в Башкирии; в ответ на большевистский сверх-централизм кулаки-башкиры успешно распространяли национальную и антисоветскую агитацию, и в ноябре 1919 года в городе Уфа едва ли не произошел анти-башкирский погром. Наркомвоен Троцкий спешно прибыл в Уфу и в ходе политической кампании, увенчавшейся конференцией в Стерлитамаке в марте 1920 года, ему удалось разрядить ситуацию. Преображенский был отозван из Уфы и переведен на Южный фронт, где участвовал в борьбе против Врангеля и во взятии Перекопа в октябре 1920 года.

В апреле 1920 г. на IX съезде П. был избран полным членом Центрального Комитета РКП (б) и членом его Секретариата, вместе с Серебряковым и Крестинским. В то время эти лидеры РКП(б) вместе с Бухариным и рядом других большевиков представляли сильный, левый фланг партии. П. был также избран в Оргбюро ЦК. Секретариат был задуман как коллегиальная замена недавно умершего Свердлова, с 1917 года исполнявшего роль генерального секретаря партии. В 1920 г. П. написал брошюру «Бумажные деньги в эпоху пролетарской диктатуры», в которой исследовал проблему денег и денежного обращения в переходную эпоху пролетарской диктатуры. В брошюре П. выдвинул тезис о планомерном упразднении рынка и денег и плавном переходе к коммунистическому распределению.

Во время «профсоюзной дискуссии» в ноябре 1920 г. Преображенский и его коллеги в Секретариате ЦК поддержали позицию Троцкого и Бухарина против Ленина. Программа Троцкого-Бухарина обращала внимание на опыт трудовых армий, — которые Троцкий организовал из некоторых подразделений огромной Красной армии после окончания боевых действий на Восточном фронте, в Туркестане и т.д., для того, чтобы восстановить транспорт и лесопромышленность ( см. например, http://www.magister.msk.ru/library/trotsky/trotl595.htm, http://www.magister.msk.ru/library/trotsky/trotl583.htm). Фракция Троцкого, Бухарина, Преображенского и других левых звала к ужесточению рабочей дисциплины и к интеграции профсоюзов в государственно-партийных структурах. Эта программа «милитаризации профсоюзов», как ее иногда называют, логично вырастала из политики военного коммунизма, но, — при задержке революции в Европе, в условиях разрухи, деурбанизации, численном сокращении и политической пассивности пролетариата внутри России, — заводила партию в тупик.

Интересно рассмотреть причины, которые привели Троцкого и Преображенского к их, на первый взгляд, тождественной позиции в отношении профсоюзов. Троцкий уже в январе 1920 года понял, что «военный коммунизм» ведет к падению производства и к катастрофе. В письме в ЦК он предложил отступление от реквизиций к налогу, к рыночным мерам управления хозяйством, то есть, примерно те же меры, которые были приняты год с лишним спустя под названием Новая Экономическая Политика. Ленин и большинство ЦК отклонили в начале 1920-го года это предложение и настояли на продолжении политики реквизиций. Троцкий склонился перед большинством ЦК, но выдвинул логично вытекающий из системы «военного коммунизма» вывод, что рабочие организации должны быть полностью интегрированы в эту всеобъемлющую реквизиционно-распределительную систему планового хозяйства.

В отличие от Троцкого, Преображенский в течение всего этого периода продолжал рассматривать «военный коммунизм», как ступень к настоящему коммунизму, основанному на материальном изобилии. Он вместе с большинством левых большевиков согласились на НЭП лишь после серии крестьянских восстаний, и особенно Кронштадского восстания в марте 1921 года. Известный английский историк Дойчер пишет: «Восстание еще не было подавлено, когда 15 марта Ленин предложил на Х съезде переход к Новой Экономической Политике. Съезд дал согласие почти без обсуждений. Молчаливо, в духовных страданиях большевизм оставил позади свою мечту о военном коммунизме». (Deutscher, The Prophet Armed, p. 514).

Х съезд переизбрал Преображенского в ЦК, но его место в Секретариате было теперь занято Молотовым, а двое его товарищей на левом фланге партийной гвардии, Крестинский и Серебряков, не были переизбраны в ЦК. Историк В. З. Роговин пишет: «Эти персональные изменения были … инспирированы Зиновьевым и Сталиным, убедившими тогда Ленина в том, что «троцкисты» могут сохранить свою фракцию и ослабить его позиции в Центральном Комитете» («Была ли альтернатива?», Москва, 1992, стр. 28).

В 1921 — 1923 г.г. П. работал в коллегии Наркомфина, заседал в коммиссии по чистке партии, стал ректором Социалистической (с апреля 1924 г., Коммунистической) Академии.

Преображенский работал с Бухариным в редакции «Правды» до июля 1923 года, когда Сталин вытолкнул его оттуда и заменил своими людьми под тем предлогом, что Преображенский воспротивился введению государственной продажи водки — упразднение государственной продажи водки и спаивания народа было введено Октябрьской революцией и являлось одним из лозунгов марксизма и всей демократии — и поместил в газете 12 июля статью Троцкого против водки (см. Письмо Сталина Зиновьеву, Известия ЦК КПСС, 1991, №4, стр. 193). Против Троцкого и его сторонников уже шла закулисная борьба и был сформирован тайный центр (Сталин, Зиновьев, Каменев, Бухарин и др.), но смещение видных партийцев и их наказание за литературно-политическую деятельность было еще непривычным и вызвало сопротивление даже среди самих конспираторов (см. Письмо Зиновьева и Бухарина Сталину, там-же, стр. 206).

Во второй половине 1923 года в мировой политике произошел ключевой поворот. Определенная стабилизация европейского капитализма, наметившаяся в 1920-21 годах, выдохлась, и начался новый виток послевоенного кризиса. Оккупация Рура французскими войсками в начале 1923 года и неслыханная гиперинфляция немецкой марки подчеркнули прострацию буржуазного правления и в Германии наметилась революционная ситуация.

В политической жизни РКП(б) открылась новая глава. Во-первых разрушилось равновесие политических сил в партии, которое пытался сохранить Ленин в течение последнего периода своей жизни. Сталин ускорил организацию своей тайной фракции аппаратчиков против Троцкого и его единомышленников. Расширилось назначенство, бюрократический режим и зажим в партии. Но против него и опираясь на надежду европейской революции расширилось волнение партийных рядов против аппарата. В октябре-ноябре 1923 года шумные, массовые партийные собрания на местах и в районах прокатили назначенцев аппарата, провели анти-цекистские резолюции с требованием партийной демократии. Газета «Правда» и другие органы партийной печати пестрели анти-бюрократическими письмами и резолюциями партийных масс.

В октябре Преображенский и 45 других ведущих членов партии подали Заявление в ЦК, которое требовало отказа от командно-бюрократических методов управления партией. Отдельно и независимо от этого Заявления Троцкий написал письмо в ЦК с требованиями аналогичными Заявлению. В партии открылась обширная дискуссия и началось новое идейное межевание.

Как мы отметили выше, Преображенский в течение нескольких лет был политически близко связан с Троцким и другими левыми в партии. В то время как Бухарин отошел от своих левых взглядов и перешел на сторону аппарата и Сталина, Преображенский продолжал отстаивать свои убеждения о путях развития Советской России и революции. В частности, он выступал представителем Троцкого и защищал его позицию на 13-й конференции ВКП(б) в январе 1924 г., когда Троцкий отсутствовал из-за болезни.

Будучи признанным партийным экономистом П. разработал теоретическое обоснование экономической программы Оппозиции: финансовая эксплуатация крестьянства в пользу планового промышленного развития; перекачка средств из мелко-буржуазной сферы в социалистическую промышленность; государственное поощрение переселения из малоземельных и обнищавших областей в развивающиеся промышленные города и в более перспективные сельскохозяйственные зоны.

 

Вардин (Илларион Виссарионович Мгеладзе) сидит, а Преображенский стоит над ним. Дружеский шарж изображает эту пару писателей занятых своей любимой работой — «поджариванием на вертеле», то есть, высмеиванием, политических и литературных противников. Вардин и Преораженский

Будучи талантливым публицистом, Преображенский в течение ряда лет заведовал и сотрудничал в журналах и газетах Москвы и Ленинграда. Даже после своего вытеснения из редакции он печатался в «Правде», хотя это становилось все труднее, в «Вестнике Коммунистической Академии», выпускал брошюры.

Соц. Академия, 1923 г.

Эта фотография показывает преподавателей Социалистической Академии. Среди них в переднем ряду сидят (второй слева): Н.И. Бухарин, Д.Б. Рязанов, Е.А. Преображенский. Редакция будет признательна за сведения о неизвестных лицах на фотографии.

 

Занимая ведущую роль в Социалистической Академии, Преображенский выступал с докладами по экономическим вопросам и разработал теорию «примитивного социалистического накопления», то есть, планомерного переливания материальных хозяйственных ресурсов из частного буржуазного и крестьянского хозяйства в государственный сектор для развития обобществленной промышленности. Это «примитивное социалистическое накопление» Левая оппозиция предлагала проводить мирным путем, посредством прогрессивных налогов, политики высоких цен на промтовары, целенаправленного кредитования.

 

Дуэль Преображенского и Бухарина

Слева направо изображены: Бухарин, Зиновьев, Пятаков и Преображенский. Бухарин и Преображенский стреляют друг в друга Резолюциями, а Зиновьев и Пятаков играют роль секундантов. Этот дружеский шарж отображает серию теоретических диспутов между правым и левым крыльями РПК(б) в 1925—6 гг.

 

В 1925-26 гг. в Коммунистической Академии были проведены нашумевшие в то время дискуссии между Преображенским и Бухариным. В спорах с Бухариным и другими правыми П. выдвинул и развил «теорию примитивного социалистического накопления». Высокую оценку дает этой теории известный американский биограф Бухарина и противник Преображенского и Троцкого:

«Закон» Преображенского представляет собой гордую смесь глубокого анализа, больших исторических аналогий, теоретических инноваций и экономической политики. Первый из этих элементов сделал эту теорию большим вкладом в дискуссии по поводу индустриализации» (Stephen F. Cohen, Bukharin, 1971, p. 163). Менее предвзятые и более проницательные исследователи экономическо-теоретических боев двадцатых годов оценивают вклад Преображенского еще выше.

В 1926 году он написал книгу «Новая экономика» в которой развернул свой анализ советского хозяйства, описывая, как в нем совмещаются элементы социалистического планированного производства со стихийными рыночными силами.

Преображенский в конце 1927 года был сослан в Уральск. В условиях материальных лишений, ссылки и изоляции он замешался и капитулировал в 1929 году. Левый зигзиг Сталина Преображенский отождествил с политическим поворотом налево и эта поддержка ведущего экономиста Левой Оппозиции помогла Сталину подкрепить свою уже подмоченную репутацию в левой половине партии. После сдачи Сталину Преображенский отошел от политической борьбы и посвятил себя абстрактным вопросам экономической теории и международного хозяйства. В течение нескольких лет он писал абстрактные трактаты или насилуя себя расхваливал насильственную коллективизацию и форсированную индустриализацию, проводимую режимом бюрократического самодержавия.

Прострация Преображенского и других бывших оппозиционеров не спасла их жизнь. После убийства Кирова Преображенский был снова арестован, как и большинство других известных партийцев. Сталину не удалось его сломить до конца, поэтому его не вывели на скамью подсудимых в ходе одного из показных Московских Процессов, и он был тайно расстрелян в тюрьме в 1937 году.