Куда идет Англия?

обложка

Заметка редактора 2015 г.

Первым из марксистов, Троцкий обратил внимание на подъем Америки и соответственное падение европейского капитализма: в хозяйственном и политическом отношении. Эту брошюру полезно читать совместно с брошюрой «Европа и Америка», так как обе указывают на этот важнейший факт ХХ-го века, ставший явным по окончании Первой Мировой войны.

Против тезиса Троцкого можно возразить, что конфликт между Великобританией и США не перерос в войну. Это так: британский правящий класс, после некоторого колебания, избрал для себя роль адвоката, советника и слуги заокеанского Дяди Сэма. Закат Великобритании от этого растянулся на несколько десятков лет, но вектор развития не изменился.

В отличие от дальнозоркости Троцкого, Сталин и его теоретики близоруко прозевали закат Великобритании на пару десятков лет.

 

Второй темой книги Троцкого является руководство британской Рабочей (Лейбористской) партии и профсоюзов. Фабианская идеология ведущих элементов этого руководства вела их к отрицанию необходимости для рабочего класса свергнуть и уничтожить буржуазное государство и взять власть в свои руки. Классовую борьбу они предпочитали свернуть и заглушить именно тогда, когда она ставила в порядок дня вопрос: кто будет править страной, буржуазия или пролетариат.

Мы приводим ниже отрывок из воспоминаний одного из лидеров профсоюза шахтеров и будущего министра в лейбористском правительстве о событиях 1919 года. Сразу по окончании Первой Мировой войны, британские массы, рабочие и солдаты, начали требовать значительного улучшения своих условий жизни. Разгорелось забастовочное движение; вожди профсоюзов образовали трехчленную конфедерацию профсоюзов шахтеров, транспортных рабочих и железнодорожников (Triple Alliance), и намечавшаяся стачка могла парализовать хозяйственную жизнь Англии.

Премьер-министр Ллойд-Джордж встретился с вождями конфедерации.

«Он сказал нам: ‘Джентльмены, в вашей Конфедерации вы сумели создать весьма сильное оружие. Я обязан сказать вам, что, по нашему мнению, мы в ваших руках. Армия, в состоянии расстройства, и на нее нельзя положиться. Во многих гарнизонах уже происходят волнения. Мы только что окончили большую войну, и народ желает получить сполна за все их пожертвования, но мы не в состоянии его удовлетворить. В этих условиях, если вы выполните вашу угрозу бастовать, то вы победите нас.

‘Но если вы это сделаете — продолжил г. Ллойд-Джордж, — оцениваете ли вы все последствия? Стачка будет проводиться в пику правительству нашей страны, и ее успех бросит страну в объятия конституционного кризиса. Ведь, если в государстве возникает сила, более могущественная, чем сила государства, то она должна быть готова взять управление государством в свои руки, или отступить и вернуть государству его авторитет.

‘Джентльмены, — тихо спросил премьер-министр, — обдумали ли вы это, а, если обдумали, то готовы ли вы на это?‘

‘С этого момента, — сказал Роберт Смилли, — мы сознавали, что нас победили‘» (Aneurin Bevan, In Place Of Fear, p. 20).

То, что победило непобедимую коалицию шахтеров, транспортных рабочих и железнодорожников, это их собственное, миролюбивое и решительно не-революционное руководство, которое отказывалось взять власть в стране в руки рабочего класса.

Книга Троцкого вызвала горячую реакцию со стороны ведущих лидеров фабианцев и Лейбористов. Рамзей Макдональд, Джордж Ленсбери, Бертран Рассел и другие обвиняли его в незнании английского общества, в доктринерстве и т.д. Но менее года после публикации этой книги, в ходе стачки шахтеров, а, потом, в ходе развернувшейся Всеобщей стачки, когда руководство профсоюзной конфедерации пошло на попятную и провалило забастовку, все эти английские реформисты доказали правоту марксистского «доктринера».

Укажем на третью тему этой книги: поведение британской компартии и её отношение к Лейбористам и профсоюзным вождям. Троцкий писал эту книгу тогда, когда Зиновьев, при поддержке Сталина и других вождей ВКП(б) уже вытеснил его из Исполнительного Комитета Коммунистического Интернационала. Хотя он пользовался еще огромным авторитетом среди руководителей компартий, в каждой секции Коминтерна шли грубые и подлые закулисные кампании по дискредитации Троцкого и его сторонников. Каждый фракционный спор в американской или британской КП решался на основании того, кто громче всех осуждает Троцкого.

Основным принципиальным вопросом являлась критика Троцкого по адресу Англо-Русского комитета и некритической поддержки профсоюзных левых со стороны британской компартии. Через год, во время подготовки и проведения (провала) стачки, Англо-Русский комитет станет главным орудием защиты профсоюзных реформистов от революционной критики. К тому времени и сам Зиновьев уже будет в опале и начнет осторожно критиковать свою политику предыдущего года. Критика Троцким всех фракций в Лейбористской партии столкнулась с центристской политикой, которую проводил Коминтерн под руководством Зиновьева, Бухарина и Сталина.

Но вернемся к 1925 и началу 1926 года. Книга была опубликована и её вначале расхваливали ведущие идеологи компартий. Для лидеров компартий Великобритании и США издание этой книги и их первоначальные похвальные оценки её автора через короткое время вызвали сильные затруднения: автор быстро становился персоной нон-грата и его критиковали правоверные сталинцы в обеих компартиях. Эту книгу вскоре сняли с полок про-сталинистских книжных магазинов во всех странах мира.

Техническая заметка:

Для подготовки этого издания в Интернете мы использовали второе издание книги, вышедшее в СССР в 1925 году, тиражом в 40.000 экз. (первое издание, по-видимому, разошлось очень быстро). Все авторские заметки и Примечания, для удобства читателя, даются петитом в самом тексте, ниже соответствующего абзаца. Авторские заметки помечены инициалом автора «Л.Т.» Исправлены некоторые орфографические анахронизмы и описки. Заметив два раза в тексте употребление слова «централизм», вместо «центризм» (стр.132), мы исправили эту досадную ошибку.

Книга Whither England? вышла в издательстве американской компартии, International Publishers, в 1925 году, опередив на несколько месяцев издание этой книжки в Англии. В Англии, издание книги вызвало особо горячий интерес публики, и вышло одновременно в частном издательстве и в типографии британской компартии.

Авторские предисловия

Предисловие для Америки.

Написано Л.Д. Троцким для американского издания этой книги. — Ред. 1925 года.

Настоящая работа посвящена дальнейшим судьбам Англии. Но она может представить интерес и для американского читателя. Во-первых, потому что Англия занимает слишком большое место в мире, и, во-вторых, потому что Соединенные Штаты и Великобритания представляют собою парное созвездие, в котором одна звезда тем быстрее угасает, чем ярче разгорается другая.

Вывод, к которому я прихожу в своем исследовании, таков, что Англия приближается полным ходом к эпохе великих революционных потрясений. Конечно, английские охранники и их американские ученики скажут, что я занимаюсь пропагандой пролетарской революции, — как если бы можно было извне, при помощи брошюры, изменить направление развития великого народа. На самом деле я пытаюсь лишь путем анализа важнейших факторов исторического развития Англии уяснить тот исторический путь, на который она толкается внешними и внутренними условиями своего существования. Выдвигать по этому поводу обвинение в революционном вмешательстве в чужие дела почти то же самое, что обвинять астронома, предсказывающего солнечное затмение, в том, что он вызывает его.

Мы этим не хотим, разумеется, сказать, что астрономические явления тождественны с общественными. Первые развиваются помимо нас, вторые — через нас. Но это вовсе  не значит, что исторические события совершаются по нашему произволу и могут направляться при помощи брошюр. Книг и газет, имеющих своей задачей защиту и охранение капитализма, в том числе и великобританского, издано и издается несравненно больше, чем направленных против него. Вопрос, однако, этим не решается. Те или другие идеи могут оказать свое действие постольку, поскольку они коренятся в материальных условиях общественного развития. Англия идет к революции, потому что для нее наступила эпоха капиталистического заката. И если уж искать виновников, то на вопрос о том, кто и что толкает Англию на путь революции, пришлось бы ответить: не Москва, а Нью-Йорк.

Такой ответ может показаться парадоксальным. Тем не менее, он целиком отвечает действительности. Могущественное и все возрастающее мировое давление Соединенных Штатов делает положение британской промышленности, британской торговли, британских финансов, британской дипломатии все более безвыходным и безнадежным.

Соединенные Штаты не могут не стремиться к расширению на мировом рынке, иначе собственной их промышленности грозит удар от полнокровия. Расширяться Соединенные Штаты могут только за счет других экспортирующих стран и, в первую голову, за счет Англии. Ироническую улыбку могут вызвать речи о революционном значении той или иной «московской» брошюры перед лицом патентованной системы Дауэса, при помощи которой хозяйственная жизнь великого народа берется в стальные тиски американского руководства. Под покровом умиротворения и оздоровления Европы подготовляются величайшие революционные и военные потрясения и конфликты завтрашнего дня. Мистер Юлиус Барнес, близко стоящий к вашингтонскому министерству торговли, предлагает отвести европейским должникам Соединенных Штатов такие участки мирового рынка, на которых бедные и задолжавшие европейские родственники не мешали бы экспансии своего заокеанского кредитора. Содействуя восстановлению европейской денежной системы, Соединенные Штаты лишь разрушают одну инфляционную иллюзию; за другой и помогают Европе перевести свою бедность и зависимость на язык твердой валюты. Нажимая на своих должников или давая им отсрочку, кредитуя европейские страны или отказывая им в кредите, Соединенные Штаты создают для них все более и более стесненное, экономически зависимое, в последнем счете безысходное положение, которое и является предпосылкой неизбежных социально-революционных потрясений. Коммунистический Интернационал является сейчас… почти консервативным учреждением по сравнению с нью-йоркской биржей. Мистер Морган, мистер Дауэс, мистер Юлиус Барнес — вот атлетические кузнецы грядущих европейских революций.

Свою работу в Европе и во всем мире Соединенные Штаты совершают в значительной мере в сотрудничестве с Англией, через её посредство. Но для Англии это сотрудничество является только формой возрастающей зависимости. Англия вводит, так сказать, Соединенные Штаты во владение. Сдавая свое мировое господство, английские дипломаты и дельцы рекомендуют своим бывшим клиентам нового владыку мира. Сотрудничество Америки с Англией прикрывает глубочайший мировой антагонизм между этими двумя державами и подготовляет грозные конфликты будущего, может быть, не столь отдаленного.

В рамках этого краткого предисловия не место говорить о судьбах самой Америки. Ясно, что нигде капитал не чувствует себя сегодня так прочно, как здесь. Американский капитал чудовищно возрос и окреп сперва за счет войны в Европе, а ныне — путем её «умиротворения» и «восстановления». Но американский капитализм, при всем своем могуществе, является не самодовлеющим целым, а частью мирового хозяйства. Более того: чем могущественнее становится промышленность Соединенных Штатов, тем глубже и теснее её зависимость от мирового рынка. Загоняя все больше Европу в тупик, американский капитал подготовляет войны и революционные потрясения, которые затем страшным рикошетом ударяют по хозяйству Соединенных Штатов. Такова перспектива для самой Америки. На линии революционного развития Америка занимает лишь вторую очередь. Американская буржуазия будет еще иметь возможность наблюдать великое крушение своей старшей европейской сестры. Но и для американского капитала пробьет неотвратимый час. Магнаты американских трестов, великие плантаторы, нефтяники и экспортеры, миллиардеры Нью-Йорка, Чикаго и Сан-Франциско неудержимо, хотя и бессознательно, выполняют свое революционное предназначение. Американский пролетариат в конце-концов выполнит свое.

Л. Троцкий.

24 мая 1925 года.

Куда идет Англия?

Англия стоит сейчас на повороте — пожалуй, более, чем какая-либо из капиталистических стран. А поворот Англии есть в огромной степени поворот четырех частей света и, по крайней мере, начало поворота пятой части, ныне наиболее могущественной — Америки. Между тем политическое развитие Англии представляет величайшие особенности, вытекающие из всего её прошлого и стоящие в значительной мере поперек дороги её будущему. Не загромождая изложение цифрами и фактами, которые читатель без труда найдет в справочниках или в специальных исследованиях об экономическом положении Англии, мы поставили себе целью выделить и охарактеризовать те исторические факторы и обстоятельства, которые должны определить развитие Англии в ближайшую эпоху. Речь у нас идет именно об Англии, а не о Великобритании, о метрополии, а не о колониях и доминионах. У этих последних свои собственные пути развития, которые все больше расходятся с путями метрополии.

Наше изложение будет в значительнейшей своей части критическим и полемическим. История делается через людей. Оценка живых сил, делающих сегодняшнюю историю, не может не быть активной. Чтобы понять, за что классы, партии и их вожди борятся и что их ожидает завтра, нужно продраться сквозь чащу политических условностей, лжи, лицемерия, всепроникающего парламентского «кэнта»*. Полемика становится в этом случае необходимым методом политического! анализа. Но вопрос, который мы себе ставим и на который пытаемся дать ответ, имеет объективный характер: «Куда идет Англия?»

* Кэнт (cant) — специфический вид условной лжи, всеми молчаливо признаваемой по соображениям общественного лицемерия. По Карлейлю, кэнт является искусством придавать явлениям, в собственных интересах, такой вид, какого они не имеют в действительности. В парламентарно-протестантской Англии это искусство доведено до чрезвычайной высоты (или… низости). — Л.Т.

Содержание книги:

I. Упадок Англии.

II. Мистер Болдуин и… постепенность.

III. Кое-какие «особенности» английских рабочих лидеров.

IV. Фабианская «теория» социализма.

V. Вопрос о революционном насилии.

VI. Две традиции: революция XVII века и чартизм.

VII. Трэд-юнионы и большевизм.

VIII. Перспективы.