Об этой книге

Лев Троцкий
«Преступления Сталина»

Об этой книге

Слово редактора читателю.

Эта книга была написана Львом Троцким в 1936—37 гг. в совершенно исключительных обстоятельствах. В июне 1935 года социалистическое правительство Норвегии разрешило ему жить в Норвегии и он поселился в деревне Вексал в шестидесяти километрах от столицы, Осло, в доме редактора социал-демократической газеты Конрада Кнудсена.

Вот уже семь лет после высылки из СССР Троцкий продолжал свою политическую и публицистическую работу: он писал статьи и книги, издавал журнал «Бюллетень оппозиции», переписывался с группами сторонников во всех странах мира, время от времени давал интервью буржуазным журналистам, другими словами, продолжал вести организационную и идеологическую борьбу за построение Четвертого Интернационала. За это время ему пришлось неоднократно переменить место жительства: пять лет он провел на островке Буйук Ада в Мраморном море поблизь Константинополя; полтора года он жил в провинциальных городках Франции, преследуемый фашистами и сталинцами; теперь, он нашел приют в мирной, маленькой Норвегии, казалось бы, в стороне от драматических событий мировой политики.

Весной и летом 1936 года он писал свою новую книгу «Преданная революция — Что такое СССР и куда он идет». 5 августа, закончив правку книги, Троцкий отослал копии манускрипта американскому и французскому переводчикам, а сам, с женой Наталией Седовой и четой Кнудсенов отправился в автомобильное путешествие отдыхать на берегу моря на юге Норвегии. В эту же ночь, группа молодых норвежских фашистов — сторонников Квислинга, забрались в дом Кнудсенов и попытались похитить бумаги Троцкого. Дочь и сын Кнудсенов остановили молодых и неопытных грабителей, и вызвали соседей на помощь. Фашисты были опознаны и арестованы.

Между тем, 15 августа Сталин объявил на весь мир о предстоящем судилище над вождями большевизма и соратниками Ленина: Зиновьевым, Каменевым и другими. Главным обвиняемым и мишенью тоталитарного режима являлся, конечно, Лев Троцкий, вместе с его сыном и ближайшим сотрудником, Львом Седовым.

Прервав отдых, Троцкий, Седова и чета Кнудсенов вернулись обратно домой и Троцкий открыл в международной прессе публицистическую кампанию за разоблачение сталинской клеветы на себя и других вождей большевизма. Он писал заявления и статьи, давал интервью журналистам, собирал свидетельства и факты против кремлевской клеветы. Чтобы защитить свои фальсификации, Сталин привел в движение все механизмы советского государства и Коминтерна, пытаясь заткнуть рот своему главному противнику. Давление Советского Союза на влиятельные круги Норвегии и псевдо-социалистическое правительство сразу дало себя знать.

В главе книги «В социалистической Норвегии» Троцкий детально описывает создание международного единого фронта реакционеров: фашистских погромщиков, сталинского режима в Кремле и псевдо-социалистического правительства в Осло. В результате этого сотрудничества, Троцкий и его жена через несколько недель оказались интернированы и отгорожены от печати всего мира именно тогда, когда в Москве проходил громкий политический процесс над Зиновьевым, Каменевым и другими вождями большевизма. Целью сотрудничества норвежских социал-демократов и Сталина являлось: заткнуть рот Троцкому, предотвратить его выступления в международной прессе с разоблачениями сталинского процесса над Октябрем.

Перед читателем лежит книга, которую Троцкий задумал написать в конце лета 1936 года, как ответ на и разоблачение Московских судилищ. Удары политических врагов изменили форму, внесли новые материалы и замедлили создание этой работы. Троцкому пришлось неоднократно останавливать работу, давать показания норвежским властям и выступать свидетелем на процессе фашистских хулиганов, переезжать и заново организовывать свой рабочий кабинет, менять направление своих контр-ударов, поднимать новые исторические факты и обстоятельства.

В сентябре, Троцкий и его жена были интернированы и два с половиной месяца жили в глухой деревне Сундби под постоянным наблюдением полицейских, без телефона, без письменного или устного общения даже с адвокатом, полностью отрезанные от друзей, сторонников, журналистов и международного общественного мнения. Троцкий потерял услуги русской машинистки и, отчасти, доступ к своим архивам.

В декабре 1936 года наступил, наконец, суд над фашистскими хулиганами, вторгшимися в дом Кнудсенов и в квартиру Троцкого в августе. Норвежское правительство, опасаясь гласности, провело весь процесс тайно, при закрытых от публики и прессы дверях. 11 декабря Троцкий дал продолжительные свидетельские показания в этом деле (см. главу «При закрытых дверях»). В конце декабря последовал вынужденный переезд Троцкого из Норвегии в Мексику, где в середине января 1937 года он нашел приют в доме известного скульптора Диего Ривера и его жены Фриды Кало. Отсюда, из Голубого дома Ривера и Кало он организовал открытый контр-процесс над Сталиным: исследование кремлевских судилищ группами честных интеллектуалов и деятелей рабочего движения в Новом и Старом свете. В Париже, Праге, Лондоне и Нью Йорке заседания Коммиссий Расследования подвергли тщательному анализу Московские процессы; Подкомиссия Нью Йоркской Коммиссии выехала в Мехико-сити и в течение недели проводила перекрестный допрос Троцкого в доме Ривера.

Московские процессы над Октябрем.

Как выразился Троцкий в 1937 году, Московские Процессы явились в политическом смысле процессами над Октябрем и В.И.Лениным, одним из главных ударов Сталина по социалистическому сознанию мирового пролетариата. В 1930-е годы, на фоне мирового кризиса капитализма и прихода Гитлера к власти в Германии, Советская Россия выражала в глубоком смысле надежду всего человечества на социалистическое будущее. Миллионы рабочих в Европе и во всем мире рассматривали СССР как отечество рабочего класса. Потоки лжи и фальсификаций, а затем расстрелы тысяч активных участников Октябрьской революции внесли деморализацию в мировое рабочее движение, расстроили его сопротивление фашизму, осквернили саму идею социализма. Надежды на развитие гармоничного социалистического общества оказались зарытыми в могилах жертв ГПУ.

Разоблачая Московские Процессы, Троцкий тем самым защищал идеи социализма от их извращения в руках реакционной сталинистской бюрократии. Со своей стороны, кремлевская бюрократия вполне логично боролась против публикации этой и всех других работ Троцкого и яростно преследовала их распространение. Начиная с убийства Я.Г. Блюмкина в 1929 году, сталинская секретная полиция карала расстрелом тех, кто пытался распространять работы Троцкого и Левой Оппозиции внутри СССР.

После смерти Сталина в 1953 году и хрущевской «оттепели» в 1956 году расстрелы были отменены и чтение работ Троцкого каралось «всего лишь» заключением в тюрьму или в сумасшедший дом. Работы Троцкого и Левой Оппозиции оставались десятилетиями под запретом; они были постоянной и главной мишенью советской цензурной и пропагандистской системы, важнейшим объектом «сталинской школы фальсификации», как назвал ее Троцкий.

«Гласность» и обработка литературного наследия Льва Троцкого.

Приход Горбачева к власти и его политика «гласности» не изменили существенно этого положения дел. Начиная с 1987 года, стало невозможным продолжать сплошной запрет на публикацию работ Троцкого в Советском Союзе. Правящая бюрократия отступила на запасную позицию: с одной стороны, она начала печатать более специальные и менее опасные для себя статьи и очерки Троцкого (статьи 1920-х годов об экономике, его литературную критику, дореволюционную публицистику и т.п.); с другой стороны, она начала кампанию дискредитации Троцкого, как, якобы, сторонника и предтечи военной и партийной диктатуры, в многочисленных радио и телепрограммах утверждая, что он был коллективизатором и индустриализатором «хуже Сталина». В последние годы правления Горбачева в советских СМИ появились массы публикаций проповедников «свободного рынка» и «общечеловеческих ценностей», которые хулили Троцкого за его революционный марксизм, хотя зачастую те же самые авторы (Яковлев, Ципко, Волкогонов и другие) раньше нападали на него с противоположными обвинениями в «мелкобуржуазном фразерстве».

В 1998 году я таким образом описал попытку сталинистской бюрократии обезвредить литературное наследие Троцкого (http://web.mit.edu/fjk/www/editor/essays-R/Felshtinsky.html)

«Задал тон этой публицистической кампании сборник "К истории русской революции", выпущенный официальным Политиздатом в мае 1990-го года тиражом в 150.000 экземпляров. Известный советский троцковед и партийный лжеисторик Н.А.Васецкий собрал в один томик некоторые очерки и отрывки из работ Троцкого, начиная с его анти-ленинской брошюры 1904 года (после 2-го съезда РСДРП Троцкий в течение примерно года примыкал к меньшевикам) и кончая отрывком из биографии Сталина, которую Троцкий писал и не закончил в конце своей жизни. Этот сборник является настоящей анти-исторической амальгамой по примеру анти-троцкистских сборников 1920-х годов, которые издавали тогдашние троцковеды-фальсификаторы Ярославский, Невский, Гусев и др. Фрагменты, включенные в сборник, искажают политику Троцкого, а то, что не вошло в эту амальгаму тоже весьма показательно. В июне 1990 года издательство "Наука" издало 200.000-м тиражом книгу "Сталинская школа фальсификации". В августе издательство "Новости" издало 50.000-м тиражом книгу "Политические силуэты", содержащую очерки о деятелях 2-го Интернационала, дореволюционной России и первых лет Октября. Осенью того же года Политиздат в партнерстве с издательством Терра выпустил тиражом в 150.000 экз. отредактированную Фельштинским двухтомную биографию "Сталин". В начале последнего советского года издательство "Панорама" издало тиражом в 150.000 копий при содействии Института Марксизма-Ленинизма при ЦК КПСС автобиографию Троцкого "Моя жизнь", снабдив ее, разумеется, ядовитым и злобным предисловием и примечаниями. Тогда же официальный Политиздат выпустил тиражом в 100.000 экземпляров книгу Троцкого "Литература и революция". Интересно сегодня прочесть заметки историка-сталиниста к этой книге: «Как бы то ни было, Сталин, Жданов и Троцкий в отношении к проблемам искусства "близнецы-братья" … В плане собственно политики и культурной политики Троцкий выступает как истинный сталинист, а Сталин — как истинный троцкист».

«Читателю, не знакомому с работами Троцкого в области литературы и искусства, нужно объяснить, что Троцкий в 20-е годы, да и всегда в общем, боролся против концепции Бухарина о "пролетарской культуре" и "пролетарском искусстве", за полную свободу писателя и художника создавать согласно личному восприятию и мышлению. Наконец, в марте 1991 года издательство Московский Рабочий выпустило тиражом в 45.000 экз. отредактированный Фельштинским сборник "Портреты революционеров". Возможно я пропустил некоторые издания работ Троцкого в бывшем СССР, но те, которые попали в Гарвардскую библиотеку, то есть, наиболее известные и значительные, я перечислил. Эти вот публикации подвели итог работе Главлита и диктатуре сталинистской КПСС.

«Знаменательно, что советский исторический истэблишмент так и не решился напечатать фундаментальный анализ Троцкого "Преданная революция" (также известную под именем "Что такое СССР и куда он идет?"). Эта книжка была наконец напечатана в начале 1991 года в издательстве НИИ культуры министерства культуры РСФСР тиражом в 50.000 копий на деньги и по инициативе английской социалистической группы "Милитант". Эта книжка до сих пор не известна большинству российской публики, которая взамен подлинных работ Троцкого до сего дня получает промывку мозгов от рук таких сталинистских троцкоедов, как Волкогонов и Васецкий».

По мере того как в конце 1980-х годов распадался монолитный контроль Главлита (главное советское агенство цензуры) появились наконец более важные и обобщающие работы Троцкого: репринтное издание «Сталинской школы фальсификаций», биография «Сталин» под редакцией Фельштинского в 1990-м году; «Преданная революция» и «Моя жизнь» в 1991 году; наконец, в трех томах, его монументальная «История Русской революции» в 1997 году под редакцией известного нам уже советского «специалиста по Троцкому», Н. Васецкого. По давнишней привычке, литературно-исторический истэблишмент новой России обрабатывает эти издания в возможно более враждебном Троцкому духе, пытаясь инокулировать читателей против его идей. В Предисловиях и Заметках редакторы пытаются ошельмовать и принизить автора, ограничить влияние его идей на читателя, даже тогда, когда это противоречит чисто коммерческим интересам продажи книги.

 

В мае 1937 года Троцкий решил подвести итог книге и опубликовать ее в той форме, какую она к тому времени получила в этой неравной борьбе между диктатором Советского Союза и преследуемым полицией всех стран эмигрантом. Книга, как увидит читатель, имеет характер разоблачения обвинений Сталина по адресу не только Троцкого лично, но всего руководства большевизма периода Октябрьской революции и Гражданской войны. Задачей автора было выявить контр-революционную и антимарксистскую суть сталинизма, предупредить массовое истребление активных участников и руководителей Большевистской партии. Книга также раскрывает грязную сделку между социал-демократическим правительством Норвегии и убийцами в Кремле. По замыслу Троцкого, эта книга, — как и его анализ СССР «Что такое СССР и куда он идет?», изданный годом раньше, — составляли серию книг под общим названием «Преданная революция». Вот французская обложка книги, изданной в переводе известного бельгийско-русского революционера, Виктора Сержа и с тесным участием сына Троцкого, Льва Седова. Французская обложка