Биография Льва Троцкого после 1917 г.

Copyright: Iskra Research; March 2013

В истории Октябрьской революции и Гражданской войны Троцкий занимал второе после Ленина место. Он взял на себя должность наркома внешних дел и руководил Брест-литовскими мирными переговорами с Германией и ее союзниками. После заключения мира и с началом военных действий весной 1918 года, Троцкий возглавил военное ведомство молодой республики. Занимая пост председателя Реввоенсовета республики и наркома обороны, он сыграл центральную роль в организации Красной армии и в ее победе над внешними и внутренними врагами.

Не меньшее место занял также Троцкий в созыве, организации и политической работе Коминтерна. Он был ведущим членом Исполкома Коминтерна, выступал с вводными докладами на каждом из первых четырех Конгрессов и формулировал важнейшие резолюции.

С окончанием Гражданской войны Троцкий обращает больше внимания на проблемы хозяйственного восстановления и реконструкции. Во время демобилизации Красной армии он организует из ее подразделений несколько трудармий для быстрого восстановления транспортной системы, добычи угля и дерева, восстановления железнодорожных узлов и пр. С переходом к НЭПу, который Ленин и Троцкий оба видят как маневр и передышку, Троцкий смотрит вперед к дальнейшему развитию народного хозяйства на плановой основе. Советское государство они оба рассматривают критически, громогласно указывая на ужасные ростки бюрократизма. Последние политические действия Ленина — борьба за монополию внешней торговли, за Союз равноправных республик против великодержавного бюрократического проекта Сталина, за усиление Госплана — ведутся обоими сообща.

Проблемы Советской России Троцкий рассматривает в свете перспектив и проблем мировой революции. Задержка и поражение революционных действий пролетариата в Болгарии и Германии в 1923 году усилили консервативные и бюрократические тенденции внутри правящей партии СССР. НЭП и рост мелкой буржуазии внутри страны оказывают консервативное давление на партийных и государственных чиновников. Осенью 1923 года Троцкий подает заявление в Политбюро о бюрократической опасности в партии. Две недели спустя 46 ведущих членов партии подают схожее заявление о захирении партийной демократии. Под давлением партийных масс декабрьская конференция ЦК была вынуждена объявить переход на «новый курс». Но это программное заявление остается невыполненным. По мере того как поражение Германской революции оказывает разлагающее пессимистичное влияние на партийные и беспартийные массы, Троцкий и Левая оппозиция оказываются изолированными. С болезнью и смертью Ленина партийный аппарат все больше отрывается от рабочего класса. Каждое новое поражение пролетариата: Эстония в 1924 году, Польша и Англия в 1926 году, Китай в 1927 году понижают сознательный активизм рабочего класса и усиливают консервативное, национально ограниченное крыло Сталина-Бухарина. Теория «социализма в одной стране» фатально заражает Коминтерн и подрывает долговременные перспективы мирового социализма.

Основание Левой Оппозиции.

В 1923 году Сталин, Зиновьев и Каменев организуют тайный «триумвират», беспринципный антипартийный заговор против Троцкого. Они изолируют его в Комиссариате обороны и в начале 1925 года смещают его с этой должности. Но в конце 1925 года Зиновьев и Каменев, обеспокоенные ухудшающимся положением рабочего класса по сравнению с расширяющейся и крепнущей мелкой и средней буржуазией, восстают против примиренческой политики Сталина-Бухарина. В 1926 году Троцкий и Зиновьев организуют Объединенную оппозицию, основанную на интернационалистической пролетарской критике правого крыла. Эта оппозиция объединила большинство старых дореволюционных кадров большевизма. Несмотря на это, партия, разводненная массовым рекрутированием политически незрелых рабочих и крестьян, а также переполненная карьеристами, подвизавшимися к правящей партии, находится в руках центрального аппарата и центрального аппаратчика — Сталина. То же самое происходит в аппарате Коминтерна и во всех компартиях мира: сознательные революционеры изгоняются, а их место занимают продажные аппаратчики и лизоблюды.

В 1927 году руководители оппозиции исключаются из партии; вслед за ними изгоняются тысячи наиболее активных и сознательных членов — оппозиционеров. Начинаются ссылки и судебные преследования. Троцкий в январе 1928 года был сослан в Алма-Ату.

Ссылка.

 

Вожди оппозиции в конце 1927 года

Вожди оппозиции в 1927 году незадолго до их высылки из Москвы. Сидят слева направо: Л. Серебряков, К. Радек, Л. Троцкий, М. Богуславский и Е. Преображенский; стоят: Х. Раковский, Я. Дробнис, А. Белобородов и Л. Сосновский.

Молодые вожди Оппозиции с Троцким

Молодые руководители оппозиции в 1927 году незадолго до их высылки и арестов. Сидят слева направо: Ищенко, И. Смирнов, Л. Троцкий, И. Смилга и Альский; стоят: неизвестный, М. Невельсон (муж дочери Троцкого, Нины), двое неизвестных, Э. Солнцев (за Троцким) и еще двое неизвестных.

 

В течение 1928-29 годов Левая оппозиция вооружается идейно и морально. Из ее рядов уходят карьеристы и слабохарактерные трусы; в ее ряды вступают сознательные революционеры. Летом 1928 года в связи с Шестым Конгрессом Коминтерна Троцкий выпускает «Критику программы Коминтерна». Эта политическая программа служит принципиальной основой международного объединения коммунистов. На ее базе организуются кружки и группы большевиков-ленинцев во всем мире.

Внутри самой сталинистской бюрократии происходят постоянные расколы. Эклектический характер внутренних и внешних мер правящей бюрократии ведет к одному кризису за другим. В этих условиях Сталин боится резкой и проницательной критики Троцкого и настаивает на его высылке заграницу. В январе 1929 года Троцкого с женой и старшим сыном Львом Седовым высылают из Алма Аты через Одессу в Турцию в надежде, что, лишенный контактов со своими советскими сторонниками, в слабой стране, которой правит враждебный коммунизму диктатор, генерал Кемаль Ататурк, он будет изолирован и безопасен.

Принкипо, Турция.

 

Сначала Троцкий с женой и сыном поселяются в советском консульстве в Константинополе. Город кишит белоэмигрантами, среди которых, как рыба в воде, плавают агенты ГПУ, гостиницы слишком дороги и опасны. В начале марта, с помощью друзей они находят изолированную усадьбу на острове Принкипо, в полутарочасовом плавании от Константинополя, и переселяются в нанятый дом.

Сразу же по прибытии в Константинополь Троцкий начал получать предложения от представителей мировой буржуазной прессы и книжных издательств Европы и Америки об интервью, статьях и книгах. Некоторые агентства и издательства притворялись дружественными, а на деле находились под финансовым или политическим давлением Москвы и Коминтерна, и задавались целью изолировать Троцкого, исказить его слова или связать его литературно-политическую деятельность цепью контрактов и юридических обязательств.

Троцкий развивает литературную и политическую деятельность, восстанавливает связи со своими сторонниками внутри Советского Союза и группами коммунистических диссидентов за рубежом. В мае он публикует памфлет «Искаженная революция» о шестилетнем процессе перерождения пролетарского режима в СССР. Летом 1929 г. он публикует серию статей «Что и как произошло» в ведущих газетах и журналах мира в которых объясняет причины своей оппозиции режиму Сталина и обстоятельства высылки. Гонорар за статьи и брошюры в буржуазной прессе используется для основания троцкистской прессы в ряде стран мира и для публикации ленинского «Завещания». В июле он публикует первый номер «Бюллетеня левой оппозиции». Этот журнал будет выходить до 1941 года. В декабре он публикует книжку «Перманентная революция», сначала в Чехословакии, но вскоре в других странах Европы.

Троцкий и Наталья Седова продолжают проживать на небольшом острове вблизи от Константинополя. В течение следующих нескольких лет он без успеха пытается получить визу для проживания в одной из центральных европейских стран, или, хотя бы, кратковременную визу для лечения, но давление сталинистов, с одной стороны, фашистов, с другой, сводят его попытки на нет. В апреле 1930 года происходит первая международная конференция Интернациональной левой оппозиции, которая устанавливает курс на реформу Коминтерна через резкую политическую критику.

Троцкий ведет переписку с сыном, Львом Седовым, издающим «Бюллетень Оппозиции» в Берлине, и с группами сторонников во всех частях мира. Время от времени, к нему приезжает тот или другой товарищ.

В Испании продолжает расширяться буржуазно-демократическая революция. В апреле 1931 года, на выборах в Кортесы, победу одерживают республиканские партии и последний монарх из династии Бурбонов, Альфонс XIII-й, бежит заграницу.

Троцкий отзывается на все злободневные вопросы мировой политики: пишет серию писем и статей об Испании, продолжает писать об угрозе фашизма в Германии, о Китае, о проблемах индустриализации в Советском Союзе и т. д. Вдобавок к злободневным статьям, он пишет свою блестящую «Историю Русской Революции». Первый том был закончен в ноябре 1930; второй том, в мае 1932 года.

В январе 1932-го года Троцкий заканчивает книжку о ситуации в Германии, опасности прихода Гитлера к власти и политике, к которой он призывает германский пролетариат: общие действия Компартии и Социал-демократов в защиту рабочих организаций. Книжка «Немецкая революция и сталинская бюрократия» напечатана в Германии и в других странах мира, но сталинизированный Коминтерн продолжает гибельную политику ультиматизма и «социал фашизма», а Второй Интернационал продолжает поддерживать фикцию Веймарской конституции и преклонение перед буржуазным законом. Оба Интернационала разоружают рабочих и открывают фашизму дорогу к власти.

Троцкий продолжает писать статьи о развитии Испанской революции, о фашизме в Германии, о перипетиях китайской революции, о проблемах пятилетки и о множестве других тем. Эти статьи публикуются в «Бюллетене левой оппозиции» и в десятках органов различных троцкистских групп и партий во всех ведущих странах мира, на всех важнейших языках. В 1931–33 годах он публикует свою трехтомную «Историю русской революции». В 1932 году он пишет «Сталинскую школу фальсификации». В феврале 1932 года взбешенный и испуганный режим Сталина лишает Троцкого советского гражданства.

 

 

Троцкий в Дании в 1932 г.

Осенью 1932 года социал-демократический клуб студентов копенгагенского университета приглашает Троцкого прочесть лекцию об Октябрьской революции в Копенгагене и добиваются для него кратковременной датской визы. Троцкий с радостью вырывается, хоть ненадолго, из своей турецкой клетки, чтобы снова увидеть Европу и встретиться с европейскими сторонниками. 14 ноября он и Наталья Седова отплывают из Константинополя. Хотя Троцкий едет инкогнито под именем Седова, его по пятам преследуют журналисты и в газетах мира вокруг его имени печатаются сенсационные слухи: Троцкий послан Сталиным договариваться с западными державами; Троцкий едет организовать покушение на Сталина; Троцкий покушается на спокойствие Европы, и т.д.

Троцкий и Наталья Седова сняты с парохода французским полицейским катером возле Марселя и вынуждены без остановок под полицейским надзором перебраться в Дюнкерк на другой пароход, везущий их в Копенгаген. 23 ноября они добираются до Дании и проводят 8 дней в Копенгагене, окруженные друзьями, но под надзором полиции. 27-го ноября, в крупнейшем зале Копенгагена перед двухтысячной аудиторией Троцкий читает на немецком языке лекцию об Октябрьской Революции. Его слушатели очарованы глубокой преданностью трибуна революции делу социализма, и даже сталинцы в зале вынуждены аплодировать.

Давление на датское правительство со стороны Гитлера и Сталина усиливается и правительство отказывается продлить визу Троцкого и сажает его на пароход, везущий его сначала в Бельгию, затем дальше в его турецкую глушь.

Троцкий в Дании в 1932 г.


5-го января в Берлине кончает собой старшая дочь Троцкого и Александры Соколовской, Зинаида. От неё остается внук Троцкого, семилетний Сева, сын Зины и пропавшего в ссылке левого оппозиционера Платона Волкова. Лев Седов забирает жить к себе осиротевшего племянника, но ему самому вскоре придется наспех вывозить из Германии редакцию «Бюллетеня» и спасаться самому от победоносных штурмовиков Гитлера.

Гитлер назначен канцлером в конце января 1933 г. и не теряя времени заводит машину государственного преследования левых партий и групп. Многолетняя критика Троцкого по адресу сталинистской ультралевой политики оправдала себя в этом серьезном поражении рабочего класса. Сталин и верхушка Коминтерна в припадке бюрократического чванства продолжают утверждать, что фатальная политика «третьего периода» и «социал-фашизма» — Германская компартия называла социал-демократов «социал-фашистами» и отказывалась от совместных действий против фашистской угрозы — была верна.

Германская и все другие партии Коминтерна, за десять лет надрессированные слепо повиноваться приказам Кремля, даже сейчас бездумно следуют за Сталиным. В марте Троцкий устанавливает, что КПГ не может быть реформирована и спасена, вместо неё нужно создать новую революционную партию. В июле он распространяет это заключение на ВКП(б) и весь Коминтерн. Вскоре формируется Интернациональная Коммунистическая Лига — зародыш будущего Четвертого Интернационала.

Франция.

В течение долгого времени французские друзья Троцкого, в частности, писатель и переводчик Морис Парижанин продолжали требовать, чтоб французское правительство отменило свое решение 1916 года выслать Троцкого, чтобы оно предоставило ему визу и право убежища. В июле, эта политическая кампания в пользу Троцкого увенчалась полу-победой: правительство предоставило Троцкому право проживания в провинциальных городках Франции, при условии, что Троцкий воздержится от вмешательства во внутреннюю политику Франции.

17 июля 1933 г. Троцкий и Седова, окруженные тремя молодыми друзьями, отплывают из Константинополя в Марсель. Французская пресса снова гонится за Троцким; сталинцы обвиняют его в злых кознях против интересов Франции; Геббельс заявляет о намерении Троцкого разжечь войну в Европе. 24 июля, не доплыв до Марселя, французская полиция на катере снимает Троцкого с парохода. Его встречают несколько французских друзей и везут на снятую ими виллу поблизости от городка Ройан на атлантическом побережьи Франции.

Еще на пароходе Троцкий недомогает; постоянные переезды и беспокойства еще больше подкапывают его здоровье и он вынужден часто лечиться и много времени лежать в постели. Лев Седов снова, как и в Алма Ате, становится посредником между Троцким и многочисленными лицами, желающими посетить его. Главная обязанность Седова: сохранить инкогнито отца, его возможность проживать во Франции.

Троцкому необходимо скрываться от журналистов, среди которых есть агенты ГПУ, Муссолини и Гитлера. Сталинистская и фашистская пресса постоянно трубят о провокационной деятельности Троцкого. Геббельс обвиняет его в подготовке коммунистической революции во Франции. Сталин и пресса французских сталинистов приписывают Троцкому намерение поссорить СССР и Францию. Троцкого и Наталью Седову окружает группа молодых друзей, составляющих охрану и помощников в литературной и политической работе Троцкого.

После трех месяцев сравнительной тишины, французское правительство дает разрешение Троцкому проживать ближе к столице. 1 ноября 1933 г. Троцкий переехал в городок Барбизон возле Парижа, где, на снятой его друзьями вилле, он организует сносный рабочий кабинет, возобновляет литературную и политическую деятельность и начинает подготовку биографии Ленина. Из-за Московских процессов и государственного преследования закончить ее он не успеет.

В октябре 1933 года Троцкий провозглашает необходимость в политической революции в Советском Союзе, чтобы свергнуть термидорианскую сталинистскую бюрократию и восстановить рабочую демократию и возможность вновь продвигаться к социализму.

В начале 1934 году политическая атмосфера во Франции сгустилась: в феврале фашистские банды Де Ла Рока попытались провести путч. Всеобщая стачка, объединившая прежде враждующие между собой профсоюзы социалистов и коммунистов, дала отпор слабым еще отрядам фашизма. Во Франции и в Европе вообще начался поворот к политике «Народного Фронта».

К несчастью, в апреле 1934 года местная полиция Барбизона случайно узнает о пребывании Троцкого в их городе и с шумом проводит обыск. Мировая пресса снова осаждает дом, где живут Троцкие. Берлинская пресса утверждает, что Троцкий готовит коммунистический переворот в Франции. L'Humanite, газета сталинистской партии, трубит, что Троцкий затевает провокации против национальных интересов Франции. Запуганное давлением справа и слева, в середине апреля французское правительство объявляет, что при первой возможности Троцкий будет выслан из Франции. К сожалению правительства, пока что ни одна страна не соглашается принять опасного революционера.

В середине апреля (16-го или 17-го, согласно биографу Троцкого, Дойчеру) полиция приказала ему покинуть уютный Барбизон. В течение почти трех месяцев Троцкий и Наталья Седова переезжали из одного пансиона в другой, всегда под близким надзором полиции, пытаясь сохранить свой инкогнито, скрываясь от журналистов и от шпионов, притворяющихся журналистами. В июне 1934 года они нашли приют в деревне Домен (Domene), в 9-ти километрах от города Гренобль в доме деревенского учителя. Здесь, в изоляции маленькой деревеньки в предгорьи Альп, без секретарей и друзей, они прожили около одиннадцати месяцев.

Изоляция и скитания ударили по литературной деятельности Троцкого. Лишенный доступа к своим архивам, без секретаря, без машинистки, часто, без письменного стола, писать и править манускрипты стало трудно, почти невозможно. Почта приходила из Парижа дважды в месяц; секретарь тоже приезжал раз или два в месяц. Несмотря на то, что редакторы «Бюллетеня Оппозиции», Лев Троцкий и его сын Лев Седов, оба жили во Франции и могли время от времени встречаться, в 1934 году вышло всего два выпуска журнала. Работа над биографией Ленина застопорилась; внимание Троцкого переключилось на оживленную политическую жизнь Франции и в октябре он выпускает брошюру «Куда идет Франция?».

В СССР, между тем, в феврале 1934 года Христиан Раковский, известный европейский революционер, руководитель Советской Украины в годы Гражданской войны, старый друг и соратник Троцкого не выдерживает шести лет изоляции, ссылок и тюрем и капитулирует, объясняя свою прострацию необходимостью сообща со сталинцами бороться против фашистской угрозы. За ним следуют несколько десятков измученных и подавленных троцкистов. Это последняя капитуляция ведущего оппозиционера, на которую согласится Сталин. За нею последуют только расстрелы. В декабре 1934 г. в Ленинграде происходит убийство Сергея Кирова. Троцкий тщательно продумывает противоречивые официальные сообщения советской прессы и обвиняет Сталина в организации убийства в целях запугать всю бюрократическую верхушку партии и запустить убийственную машину арестов и расстрелов.

Волна арестов, последовавшая за убийством Кирова, захватывает родственников Троцкого. Два его зятя, Ман Невельсон и Платон Волков, которые, будучи оппозиционерами, ещё с 1928 года жили в ссылке, теперь арестованы и исчезают в тюрьмах. Его младший сын, Сергей, талантливый инженер и преподаватель московского института, тоже исчезает в сибирской глуши ГУЛага. Первая жена Троцкого, Александра Львовна Соколовская, выслана из Ленинграда, сначала в Тобольск, потом в глухую деревню Омской области. Трое внучат Троцкого и Александры Львовны, которые жили у Соколовской, оставлены ею у старой и больной сестры, и их судьба неизвестна.

1935-й год начинается с шумного процесса над Зиновьевым и Каменевым. Сталин приписывает им «моральную ответственность» за убийство Кирова и расширяет избиение старых кадров большевизма во всем СССР.

Троцкий продолжает жить в глухой деревне в доме учителя. Изоляция такова, что почта доходит до него всего дважды в месяц. Убежище во Франции превратилось в тюремную клетку.

Переезд в Норвегию.

В июне 1935 года норвежское правительство «левых» социал-демократов разрешает Троцкому поселиться в Норвегии. Троцкий с облегчением оставляет Францию и перебирается в «тихую и спокойную» Норвегию. По приезде, его посещают вожди правящей социал-демократии: редактор центральной газеты Мартин Транмель и министр юстиции Тригве Ли, уверяют Троцкого в личном почтении к нему и в принципиальном уважении к демократическому праву ссыльного заниматься литературно-политической деятельностью.

В Норвегии Троцкий живет в доме у левого социал-демократического редактора Конрада Кнудсена. Он работает над своей основной книгой «Преданная революция — Что такое СССР и куда он идет?», глубоким анализом классовой природы советского государства и динамики его развития.

Летом 1936 года собирается первая международная Конференция за Четвертый Интернационал. Троцкий пытается убедить своих сторонников провозгласить Четвертый Интернационал и пишет три резолюции, которые были приняты этой Конференцией: «4-й Интернационал и СССР», «Новый революционный подъем и задачи IV Интернационала» и «К общественному мнению трудящихся всего мира!». Троцкий наталкивается на продолжающееся сопротивление провозглашению нового Интернационала со стороны колеблющихся центристов. Конференция собирается в Париже 29-31 июля 1936 года, но заседания кончаются лишь провозглашением принципов, не объявлением об основании 4-го Интернационала. (Пресса Левой Оппозиции по причинам безопасности объявляла, что это собрание происходит в Женеве).

В начале августа 1936 года Троцкий закончил «Преданную революцию», послал манускрипт своим издателям и отправился на отдых в глушь Норвегии. На следующий день члены фашистской банды Квизлинга ворвались в его дом и украли некоторые бумаги. В эти же дни в Москве начался первый из громких Московских Процессов — судилище над Зиновьевым, Каменевым и четырнадцатью другими вождями большевистской партии и Октябрьской революции. За кулисами Сталин усиливает давление на норвежское правительство, чтобы оно выдало Троцкого на суд ГПУ.

Социал-демократическое норвежское правительство уступило давлению Сталина и министр юстиции Тригве Ли посадил Троцкого под домашний арест, оправдывая это позорное действие заявлением, что Троцкий якобы нарушил правила пребывания в Норвегии. «Нарушение правил демократического убежища» состояло в том, что Троцкий публично заявлял о своей невиновности и о невиновности других подзащитных во всех грехах, которые им приписывал Сталин. Таким образом, с помощью социал-демократов Сталин заткнул Троцкому рот во время этого гнусного процесса.

Мексика.

В декабре мексиканское правительство заявило о предоставлении Троцкому права убежища и норвежские социал-демократы посадили Троцкого на фрейтер, плывущий в Мексику. 9 января Лев Троцкий сошел с парохода в порту Тампико и правительство Лазаро Карденаса предоставило ему либеральное право убежища.

В Москве начинается второй Московский процесс: Радек, Пятаков и 15 других старых большевиков обвиняются в троцкизме, шпионаже, подготовке переворота в пользу фашистской Германии и пр. На этот раз Троцкий наготове, и он ведет открытую политическую кампанию, документально опровергающую судебные подлоги Кремля. 9 февраля его речь прочтена на огромном митинге в Нью Йорке (американское правительство конечно отказало ему в визе). В апреле он выступает на открытом общественном процессе по расследованию сталинских обвинений под председательством американского философа Джона Дюи. В декабре комиссия Дюи объявляет Московские процессы судебными подлогами и оправдывает Троцкого и его сына Льва Седова.

В феврале 1938 года Лев Седов умирает в Париже в ходе медицинского убийства, устроенного агентами Сталина. Младший сын Троцкого, Сергей Седов, погиб годом раньше в одном из сталинских лагерей смерти.

В марте в Москве начинается третий Московский Процесс: Бухарин, Рыков, Томский, Раковский и 18 других подзащитных обвинены в бухаринско-троцкистском заговоре в пользу иностранных держав. Троцкий отвергает обвинения, публично опровергает все поклепы Сталина и готовится к учреждению Четвертого Интернационала.

В сентябре 1938 года представители Интернациональной левой оппозиции собираются в окрестностях Парижа и учреждают Четвертый Интернационал на базе программы «Агония капитализма и задачи Четвертого Интернационала», написанной Троцким.

Троцкий продолжает теоретическую подготовку марксистских кадров. Его статьи, анализирующие развал капиталистической Европы и спуск к новой мировой войне печатаются в десятках и сотнях журналов и газет мирового троцкистского движения. Он дает своевременный анализ причин провала Испанской революции, верно обвиняя сталинизм в победе Фаланги. Троцкий объясняет сталинский разгром руководства Красной армии и предвидит блок между Гитлером и Сталиным.

1 сентября 1939 г. с нападением Гитлера на Польшу начинается Вторая Мировая война. В тяжелых условиях поражений и расстройства мирового рабочего класса Троцкий борется за сохранение и развитие марксистких кадров, видя в них залог будущей победы. Он печатает серию статей «В защиту марксизма», готовит к печати монументальную биографию Сталина.

Сталин продолжает злые козни против Троцкого. В Мексику отправлены его лучшие шпионы и убийцы. 24 мая 1940 г. сталинские бандиты под руководством известного художника-сталиниста Давида Альфаро Сикуейроса нападают на виллу Троцкого, убивают одного из охранников, но не успевают застрелить самого Троцкого. В конце мая собирается конференция Четвертого Интернационала и утверждает программу, написанную Троцким и посвященную новой мировой войне.

20 августа тайный агент Сталина, испанец Рамон Меркадер проникает в дом Троцкого и ледорубом наносит ему удар по черепу. Троцкий умирает 21 августа.

Убийца Меркадер, просидев 20 лет в мексиканской тюрьме, в 1960 году был освобожден, прибыл в Кубу, где его приветстсвовали вожди Че Гевара и Фидель Кастро, а через некоторое время оказался в Москве, где Хрущев наградил его орденом Ленина и где он в комфорте прожил остаток своей жизни.

Происхождение термина «троцкизм».

Читатели, воспитанные на макулатуре Сталина–Ярославского–Васецкого–Волкогонова, будут поражены, когда узнают, что первым ввел в политический словарь и применил термин «троцкизм» … господин Милюков. Но это так. В сборнике «Как прошли выборы во II Государственную думу», выпущенном в 1907 году кадетами под редакцией А. В. Смирнова, идеолог и ведущий теоретик российского либерального империализма П. Н. Милюков пишет о политических настроениях октября–ноября 1905 года:

«Когда после 17 октября в России впервые появились свободные политические собрания, настроение их было безусловно левое… Выступление даже такой партии, как конституционно-демократическая, переживавшая тогда первые месяцы своего существования и готовившаяся к парламентской (выделение автора) борьбе, было абсолютно невозможно в последние месяцы 1905 года. Те, кто упрекают теперь партию, что она не протестовала тогда же (выделение автора) путем устройства митингов против «революционных иллюзий» троцкизма (выделение наше, /И–R/) и против рецидива «бланкизма», просто не понимают или не помнят тогдашнего настроения собиравшейся на митинги демократической публики» (стр. 91–92).

Этот отрывок попал в протоколы V съезда РСДРП в 1907 году (Москва, 1963 г., стр. 402) и был известен всем сталинистским и неосталинистским фальсификаторам.

Милюков верно расстанавливает фигуры Троцкого, Ленина и меньшевиков на политической палитре России. Он знает, что с «социалистами» типа Мартынова и Плеханова сговориться и распределить роли можно: «Мы знаем, что для социалистов, не только русских, но и всего мира, совершающийся теперь переворот есть переворот буржуазный, а не социалистический» (там же). Грубо говоря, Милюков будет заседать в правительстве, Мартынов будет его критиковать слева, Плеханов найдет подходящую цитату Энгельса о незрелости российского капитализма.

Второй раз обвинение в «троцкизме» было выдвинуто Каменевым и другими правыми большевиками против Ленина в апреле 1917 года. Сталин и Каменев отказывались в марте 1917 года печатать в «Правде» ленинские «Письма издалека». По возвращении в Россию Ленин в течение трех недель вел жестокую борьбу против всей большевистской верхушки партии. Ему пришлось обратиться к низам партии, к рабочим в районах и комитетах, и с их помощью толкнуть влево «старых большевиков» (Каменев, Ногин, Милютин, Зиновьев, Сталин и другие) от политики примиренчества и поддержки Временного Правительства «поскольку, постольку», и повести их к захвату власти под лозунгом «Вся власть советам».

Изобретение «троцкизма», как противоположности «ленинизму», было выдумано в 1924 году Зиновьевым, Каменевым и Сталиным. Сражаясь с «троцкизмом» и с «перманентной революцией», они незаметно для себя начали уничтожать и выхолащивать из марксизма его революционную перманентность и непримиримость. Это повело к девальвации самого понятия «социализм» как прогрессивной, более высокой фазы общественного существования. Закончилось это, как мы знаем, восхвалением сталинского барачного и тюремного «социализма» и фатальным подрывом надежд и чаяний мирового пролетариата.