Письма в редакцию.

«Новый Мир» 16 февраля 1917 г.

По мере того как политическая обстановка в США перед вступлением США в войну накалялась, внутри Социалистической партии все резче проявлялись разногласия между ее мелкобуржуазным, пацифистским правым крылом и революционными интернационалистами. На собраниях и выступлениях прения принимали все более открытый характер. Представители правого крыла пытались замаскироваться и отвлечь внимание социалистов от принципиальных вопросов.

Мы приводим ниже письмо в редакцию одного представителя оппортунистского крыла, А. Ингерман, и ответ Троцкого. Они были напечатаны бок-о-бок на редакционной странице «Нового Мира» за 16 февраля 1917 г. — /И-R/

Из-за чего шум, тов. Троцкий?

В №910 «Н.М.» появилась заметка т. Троцкого под заглавием: «К. Цеткин лучше оставить им в покое». В этой заметке т. Троцкий считает своей обязанностью заступиться за интернационализм т. Цеткин, и для этого почему-то нашел нужным насильно загнать меня в лагере социалистов-милитаристов. Мало того — он чуть ли не лишает меня права цитировать Клару Цеткин в защиту «моих позиций», предоставляя милостиво пользоваться для этой цели лишь Шейдеманом, Вандервельде и Плехановым. Я вовсе не намерена вступать с Т. Троцким в полемику по этому вопросу. Но я не могу не выразить сожаление по поводу того, что в стремлении проявить свои своеобразные рыцарские чувства, т. Троцкий совершенно забыл, что действительно происходило на собрании и в какой связи я передала разговор свой с К. Ц., который так рассердил его.

В своей заметке Т. Троцкий говорит: «На воскресном партийном собрании социалистического локала Нью-Йорка А. Ингерман — в подкрепление своих соображений, выдвинутых против предложения интернационалистов о недопустимости для членов партии участия в правительственных милитаристских организациях, — сочла целесообразным процитировать частный разговор с ней Клары Цеткин, и т.д.»

Никто на этом собрании не говорил против предложения о недопустимости для членов партии добровольного вступления в армию и флот и другие военные организации. Такой пункт был уже принят Ам. Соц. Партией много лет тому назад, на что я в своей речи и обратила внимание собрания.

За это предложение все собрание высказалось единогласно. Весь спор произошел главным образом из-за того, надо ли исключать из партии вступающих в «Красный Крест» врачей и сестёр милосердия. В связи с этим я и процитировала свой разговор с Б. Цеткин. Этим я вовсе не имела в виду набросить тень на её интернационализм, а только показать, Что можно быть даже крайним интернационалистом и в то же время придерживаться мнения, что товарищей врачей и фельдшериц не следует исключать из партии за то, что они идут лечить раненых и умирающих солдат.

Тов. Троцкий заканчивает свою заметку восклицанием: «Она (Цеткин) с нами, т. Ингерман!» Можно быть и не с Вами, т. Троцкий, и все-таки оставаться истинным интернационалистом.

С тов. приветом

Анна Ингерман.

А все-таки Клару Цеткин напрасно тревожите.

А. Ингерман сочла нужным осторожно обойти принципиальную постановку вопроса и заняться опровержением фактической части моего письма — для того, чтобы великодушно подтвердить ее. Речь шла, говорит А. Ингерман, не о добровольном вступлении в правительственные милитаристские организации, а о… добровольном вступлении в Красный Крест. Хочет ли А. Ингерман сказать, что Красный Крест не есть правительственная милитаристская организация? Или же она думает, что для этой военно-санитарной организации должно быть сделано исключение? Это следовало бы пояснить.

Какой смысл имела ссылка А. Ингерман на частный разговор с Цеткин, становится после опровержения еще загадочнее, чем до него. На собрании А. Ингерман сообщила, будто Клара Цеткин считает вступление в военно-санитарную организацию «нашим долгом» («Das ist unsere Pflicht!»).

А теперь из слов Цеткин делается тот вывод, что врачей, вступающих в Красный Крест, «не нужно исключать из партии». Исключать ли их или поступать с ними менее сурово — это уже относится к системе наказаний. Но раньше нужно решить, есть ли вступление в военно-санитарную организацию преступление или… «наш долг»? На это следовало бы дать прежде всего недвусмысленный ответ.

Как смотрит на этот принципиальный вопрос группа Клары Цеткин, Либкнехта, Люксембург, Меринга — это проще всего установить на основании программной книжки «Интернационала». Там в статье Кэте Дункер точка зрения левого крыла, в состав которого входит и Цеткин, формулирована так: социалисты, разумеется, могут и должны оказывать поддержку пролетарским жертвам войны, но они должны для этой цели создавать свои собственные пролетарские учреждения, над которыми должно развеваться антимилитаристское знамя революционного социализма, а не государственное знамя Красного Креста. Только в этом смысле вы имели бы право цитировать Клару Цеткин, не искажая ее действительной позиции, т. Ингерман!

Можно быть истинными интернационалистами, не будучи «с Вами», говорит в заключение А. Ингерман. Это что и говорить… Нужно только иметь определенные принципы интернационалистской политики. Мы надеемся, что на ближайшем партийном собрании, в воскресенье, А. Ингерман и ее друзья эти принципы предъявят. На прошлом же собрании по этой части дело обстояло неблагополучно. Определенные принципы были у председателя собрания М. Брауна: он — социал-патриот, имеющий мужество открытого исповедания своих анти-социалистических взглядов. Определенные принципы были у левого крыла, требовавшего революционной борьбы во время войны. А у промежуточных элементов?… Они пока что предъявили только двусмысленные ссылки на частные разговоры с Цеткин в защиту тенденций, которым сама Цеткин непримиримо враждебна. Против этого именно я и восстал, из уважения к Цеткин и к — принципам.

Л. Троцкий.