Не верьте правящим!

Эта редакционная статья в № газеты «Новый Мир» за 17 февраля, как и другие главные редакционные статьи, не была подписана. В эти недели в своих выступлениях Лев Троцкий часто повторял призыв: не верить правящим (см. например, отчет о его речи в Бетховен Голле). Этот факт и яркий, саркастический стиль статьи говорят за авторство Троцкого. — /И-R/

Все против войны. Куда не оглянешься — везде друзья мира. Брайан, государственный человек «демократической» буржуазии, целыми вагонами посылает президенту письма и телеграммы против войны; другие вагоны доставляют в Вашингтон пацифистские депутации, захватывая по пути благодушных, но простоватых «социалистов», которые думают, что мир делается в Вашингтоне, как бедняга Поприщин полагал, что луна делается в Гамбурге*. Попы разных американских церквей воссылают к небесам молитвы — тому самому Господу Богу, который засучивши рукава, фабрикует сейчас аммуницию для европейских государств**. Всякие благочестивые старушки обоего пола и разного возраста, только тем и занимаются сейчас, что изъясняют преимущества мира над войною. Все против войны, все за мир.

* Авксентий Иванович Поприщин — герой повести Н. Гоголя «Записки сумасшедшего». — /И-R/

** Тем, кто сомневается насчёт подобных занятий Саваофа, напоминаем, что без воли божией ни один волос не падает с головы человека; а на войне дело ведь идёт не об одних волосах… — Л.Т.

С другой стороны и сам Вильсон, от которого зависит решение вопроса, ничего другого так не жаждет, как мира. По крайней мере он сам неустанно говорит об этом. А кому же лучше знать, чего хочет Вильсон, как не Вильсону самому?

Все «хотят» мира. Ну в этом то именно и состоит сейчас величайшая политическая опасность. Разговоры о мире, дешёвые гимны миру, молитвы о мире порождают ложные надежды, усыпляют бдительность и расслабляют волю рабочих масс. А это и есть то основное условие, при котором вмешательство Америки в войну должно последовать с такой же неизбежностью, как день сменяется ночью.

Остановите на улице обывателя, даже рабочего, даже рабочего-социалиста, и спросите его о войне, — в двух случаях из трёх он ответит вам: «я — против войны; но я надеюсь, что войны не будет, так как наш президент против войны».

Через Атлантический океан протянут президентом Вильсоном тоненький волосок: достаточно немецкой подводной лодке зацепиться за этот волосок, — и война разразится сама собой. Об этом вашингтонское правительство заявило так, что яснее сказать нельзя. С другой стороны и правительство Гогенцоллерна, официально объявившее неограниченную подводную войну, показало, что его вашингтонским волоском не остановишь. Казалось бы, ясно, что война неизбежна.

Но… но президент против войны. На что же он надеется? Он ни на что не надеется. Он лучше нас с вами знает, что война неизбежна. Он готовится к ней. Он уже запряг в эту подготовительную работу всех кого надо, в том числе и «пацифиста» Гомперса. Он надеется запрячь весь рабочий класс. Чем? Именно своим пацифизмом.

Если бы президент открыто заявил, что, охраняя священные интересы банков и трестов, он идёт прямым путём к войне с Германией, это вызвало бы сразу могущественный протест рабочего класса. Именно поэтому открытый реакционер и милитарист Тэфт или капиталистический боксёр Рузвельт в такой момент были бы опасны для капиталистических классов. Вильсон несравненно удобнее для них: готовясь к бойне, он неутомимо калякает о «лиге наций», вызывая слёзы умиления у простаков. Вильсон усыпляет мысль и расслабляет волю народных масс. Перед операцией хлороформируют больного. Так Вильсон пытается хлороформировать весь народ, прежде чем подвергнуть его страшной операции войны. И в этой работе Вильсону помогают буржуазные шарлатаны, наемные газетчики, благочестивые попы, в рясах и без ряс, пацифистские барышни и полу-социалистические простачки. Рабочие, будьте настороже!

Вильсон ведёт страну к войне. Остановить его нельзя ни заклинаниями, ни молитвами, а только революционной борьбой. Сила против силы! Нужно эту силу пробудить. А для этого нужно очистить наши головы и головы наших собратьев от предрассудков и суеверий, от надежд на миролюбие Вильсона и присных его.

Недоверие к правящим! — вот первая заповедь нашей борьбы против войны. Будите это недоверие у наших американских собратьев по классу. Долой хлороформ буржуазного пацифизма! Спасение наше — в непримиримой борьбе.

 

«Новый Мир» 17-го февраля 1917 г.