Ленин на конференции межрайонцев.

Мы ниже даем четыре страницы из Ленинского Сборника т. IV, изданного в 1925 году под редакцией Л.Б. Каменева. На этих страницах Каменев дает свое изложение действий Ленина и Троцкого на майской конференции межрайонцев. Читая объяснения Каменева и беглые записки Ленина, надо обратить внимание на следующие факты.

Ленин приехал в Петроград в ночь на 4 апреля и застал партию большевиков погрязшей в болоте примиренческих настроений. Старая стратегическая установка Ленина на «демократическую диктатуру пролетариата и крестьянства» давала неверный ответ на главные вопросы революции. Не только в Петрограде, но и во всех больших и малых городах руководители большевиков полагали, что Русская буржуазная революция закончилась, что их партии предстоит долгая роль левой оппозиции в буржуазном режиме России. В двух краеугольных вопросах: аграрный и военный — большевики мало отличались от левых меньшевиков; в руководстве обеих фракций РСДРП преобладали сторонники слияния фракций в общую партию и восстановления Второго Интернационала вокруг обтекаемых формул Циммервальда-Кинталя. Теория борьбы классов подсказывает нам, что объединительное вправо течение было сильней у большевиков, чем у меньшевиков: меньшевики тяготели к примирению с «либеральной» буржуазией; Ленин привил большевикам некоторое враждебное отношение к либералам. Мы предлагаем скептическому читателю прочесть запись Мартовского совещания большевиков в Петрограде.

В конце марта большевистское руководство готовилось объединиться с меньшевиками вокруг лозунгов: поддержки Временного правительства «постольку-поскольку» и «революционного давления за мир». Весь апрель Ленин боролся внутри партии за интернационалистскую и революционную политику, и эта борьба выпрямила политику большевиков, дала голос левым настроениям партийной массы, но за большевиками еще тянулась репутация раскольников 1907—1914 годов и недавних, мартовских (1917 г.) оппортунистов.

Троцкий прибыл в Петроград через месяц после Ленина, 4 мая. С его приездом межрайонная организация начинает говорить во весь голос. 7 мая проходит ее первая конференция с присутствием ее главного политического лидера, собранная наспех, чтобы выслушать Троцкого и товарищей приехавших из Нью-Йорка вместе с ним. Вторая конференция, более авторитетная, собирается 10 мая (23 мая по новому стилю), и на нее приглашаются три вождя большевиков — Ленин, Каменев и Зиновьев — и, вероятно, представители меньшевиков-интернационалистов и других лево-радикальных групп.

О Каменеве и записках Ленина.

Каменев в течение всего года занимал позицию на правом фланге большевизма. Приехав в Петроград в середине марта, он, Сталин и Муранов круто повернули руль партии еще правее. Каменев был одним из главных идейных противников Ленина и новой политики Апрельских Тезисов. К тому же, за Каменевым тянулся след его трусливого поведения на суде в 1915 году. В течение этого года, до Октябрьского переворота и даже позже, Каменев, Зиновьев, Рыков, Калинин и другие возглавляли влиятельное правое крыло большевиков, критиковали курс, взятый Лениным и Троцким на программу мировой революции и т.д.

При Ленине, особенно после смерти Свердлова и окончания Гражданской войны, Каменев стал постоянным заместителем и «правой рукой» вождя. Болезнь Ленина придала Каменеву и Сталину больше самостоятельности. После смерти Ленина, Каменев вошел в тайную «тройку», затем в тайное, нелегальное, фракционное «политбюро» (члены Политбюро, минус Троцкий, плюс председатель ЦКК, Куйбышев), которые создали осадное положение в партии и повели ее от задач мировой революции к задаче сохранения бюрократического режима и правления «старых большевиков».

В 1924 году Каменев возглавил «литературное» нападение на Троцкого вокруг статьи «Уроки Октября» и задал тон программе фальсификации истории партии. Ленин оставил Каменеву свой архив и сделал его своим литературным наследником. Как и в случае с Энгельсом и Бернштейном, «наследник» расширил понятие «литературный» и позиционировал себя как «официального» идейного наследника Ленина и популяризатора «ленинизма». В деле превращения марксизма и политического наследия Ленина из революционного учения в догму и религию, Каменев в 1924-25 годах играл роль первосвященника. Он возглавил Институт Ленина, издавал его работы, выбирал, что печатать, а что прятать в сейфе, писал Предисловия и замечания. Позиция директора Института давала Каменеву некоторую опору в аппаратной борьбе против Сталина, и, когда сам Каменев со своим товарищем, Зиновьевым, восстали против Сталина и пришли к блоку с Троцким, Сталин организовал вытеснение Каменева с этого влиятельного поста и сам занял место первосвященника «марксизма-ленинизма». Об эпизоде с дирекцией Института Ленина читателю предлагается просмотреть Протокол заседания Политбюро от 18 марта 1926 г.

Но вернемся к 1925 году, когда вышли в свет эти записки. В это время, главная задача Каменева состоит в принижении и умалении роли Троцкого и межрайонной организации в революционной подготовке к Октябрю. Историю большевизма и других идейно-организационных групп российской социал-демократии он в это время переписывает в сторону ортодоксии и монолитности. Редакторскую работу Каменева стоит подозревать в нечестности. Так он пишет на стр. 270 Ленинского Сборника:

«Документы эти хорошо сохранились… кроме документа «Политическое положение» №14 … и документа № 8 — запись речи Троцкого на конференции межрайонцев (I); этот документ записан чернильным карандашем по газетному полю и помят».

«Помята» ли была в 1925 году запись речи Троцкого нам сказать сейчас трудно, но история большевистской политики весной 1917 года и роль Каменева в Ленинском Сборнике серьезно измята и истерта. Следующий «первосвященник», Сталин, вообще выбросил эту историю в мусорное ведро, расстрелял свидетелей и написал новую «историю».

Итак, записки Ленина: