Фельштинский против Троцкого

Copyright: F. Kreisel, August 7, 1998

Как помнит читатель, я и двое коллег написали письмо протеста против публикации г. Фельштинским, с энергичной поддержкой редактора этого журнала, г. Лебедя, личного и интимного письма Льва Троцкого к своей жене. Наш протест был вызван двумя причинами.

Во-первых, мы считаем глубоко аморальным залезать в личную жизнь любой супружеской четы. Это особенно касается четы Троцких, которые в 1930-е годы находилась под постоянным злобным преследованием: со всех сторон за ними охотились агенты Сталина, фашисты разных стран, а также полиция так называемых "демократий". Их дети, родственники, близкие и даже далекие друзья были убиты ГПУ и агентами сталинской тайной полиции. Троцкий с женой были вынуждены переезжать из одной страны в другую, скрываться даже от друзей, чтобы не стать мишенью врагов. Сохранить в этих условиях свои глубокие и сложные чувства друг к другу кажется нам достойным уважения и мы не можем разделить грязную похотливость гг. Фельштинского и Лебедя в их совершенно неоправданной публикации. Заявление г. Фельштинского, что Наталия Седова якобы сама скопировала вторую копию любовного письма от своего мужа для того, чтобы поместить его в амстердамском и в гарвардском архивах представляется нам ложным. Любой, кто прочтет ее статьи и книгу-биографию о своем муже должен возмутиться клеветой этого ученого господина по адресу интеллигентной и чувствительной женщины. Как должно быть известно, если не г. Лебедю, то хотя бы г. Фельштинскому, этот эпизод из личной жизни Троцкого был обнародован в интересах истории уже давно, и, таким образом, у этих господ нет даже оправдания, что они якобы пытаются рассказать что-то новое о Троцком. Известный английский историк Айзек Дойчер с глубоким тактом и пониманием описал сложные взаимоотношения между Львом Троцким и Наталией Седовой и, в частности, историю этого письма. Книга Дойчера была несколько лет тому назад наконец переведена на русский язык и читатели могут с пользой для себя проследить жизнь и развитие идей Льва Троцкого.

Тем, кто захочет возразить, что Дойчер является просто поклонником Троцкого и выгораживает, где может, своего кумира, стоит напомнить, что Дойчер был уважаемым и критически настроенным ученым, и в некоторых важных вопросах отвергал идеи Троцкого. В частности, он отверг важнейшее политико-историческое положение Троцкого о роли Сталина и о будущем развитии СССР. Троцкий настаивал, что Сталин являлся могильщиком революции и сталинизм ведет к реставрации капитализма в Советском Союзе. Дойчер приписывал Сталину, несмотря на его жестокость и реакционную политику, в целом положительную и прогрессивную роль в истории. Дойчер писал в своей биографии Сталина, что последний

"принадлежит к той же породе великих революционных деспотов, к которой принадлежали Кромвель, Робеспьер и Наполеон" ("Stalin", Vintage Books, pp. 565-566).
Дойчер также настаивал на ненужности учрежденного Троцким Четвертого Интернационала и предлагал троцкистскому движению распустить свою организацию и войти в различные левые движения.

Во-вторых, мы полагаем, что г. Фельштинский пытается, как и во всех своих публикациях о Троцком, отвести внимание общественности от действительно важных и плодотворных идей Троцкого, умалить и унизить личность последнего. Объяснение г. Фельштинского, что мол его долгая карьера в роли публициста Троцкого и размеры тиражей книг, им составленных и изданных, "дают ему моральное право" кидать в Троцкого грязью безосновательно по причинам, которые мы объясним дальше.

Между прочим, это не первый раз, что "демократическая" русская печать клевещет на Наталью Ивановну Седову и Льва Троцкого. В феврале 1997 года российский журнал "Новое время" и нью-йоркская газета "Новое русское слово" напечатали грязную инсинуацию о Троцком, названную "Секс-символ безродного космополитизма". Эту публикацию прочла Надежда Адольфовна Иоффе, прошедшая все муки сталинского ада за свои убеждения (она еще молодой девушкой-комсомолкой в 1920-е годы была активисткой Левой оппозиции и начиная с 1929 года провела несколько десятков лет в тюрьмах и на каторге). Сталинские пытки не убили дух этой женщины и в ответ на грязные сплетни она написала следующее:

"Дело в том, что для меня Троцкий не просто политический деятель. Будучи дочью Адольфа Абрамовича Иоффе, одного из первых ведущих советских дипломатов и личного друга Троцкого, я знала Льва Давидовича и всю его семью с самого раннего детства. С 1917 по 1928 год, до высылки Троцкого, я дружила с его старшим сыном, моим ровесником Львом Седовым (он носил фамилию матери). Я часто бывала у него дома в Кремле, встречалась с его матерью Натальей Ивановной — женой Троцкого, которая очень тепло ко мне относилась.

"Неужели не стыдно было автору статьи писать о Наталье Ивановне в столь небрежно-ироническом тоне? Наталья Ивановна была человеком очень интеллигентным, с широким кругом интересов. Основными чертами ее характера были бесконечная доброта, сердечность и терпимость к людям" (Новое Русское Слово, 18 марта, 1997 г.).

Идеи Троцкого

Для того, чтобы оценить вклад г. Фельштинского в дело публикации и распространения идей и трудов Троцкого нам надо во первых рассмотреть некоторые из важнейших исторических и политических работ последнего.

Помимо этих важнейших для самого Троцкого идей он в течение своей политической жизни написал огромное количество книг и статей на всевозможные темы: о литературе и искусстве, о проблемах культуртрегерства и быта масс, о Балканской войне 1912-13 годов, об Испанской революции, свою автобиографию, биографии Ленина и Сталина (последнюю он не успел закончить так как ледоруб подосланного Сталиным убийцы пронзил его череп), сотни статей, отзывающихся на злободневные политические события и пр.

Перестройка и Троцкий

Идеи Троцкого и его литературно-исторические труды являлись в Советском Союзе совершенно неизвестными и привлекали к себе в начале периода "гласности и перестройки" жгучее общественное внимание. Огромные журнальные статьи лет гласности взад и вперед лжетолковали и врали об идеях Льва Троцкого, искажая их смысл и историю их развития. Такие книги, как "История Русской Революции", "Перманентная революция" и "Что такое СССР и куда он идет? Преданная революция" могли бы в условиях 1985 или 1988 годов разойтись в десятках миллионов копий и найти огромный резонанс в обществе. Советский политико-исторический истэблишмент с основанием боялся печатать взрывоопасное литературное наследие Троцкого. С целью смягчить влияние настоящих коммунистических идей Льва Троцкого они начали сложную политико-историческую идеологическую кампанию. Во-первых, Горбачев и его советники-историки начали печатать работы Бухарина и выдвигать версию истории, будто именно правый коммунизм последнего являлся альтернативой сталинизму. Затем, они начали кампанию очернения Троцкого, которая продолжается и сегодня (часто эта работа ведется теми же людьми, что и при Брежневе и Горбачеве). Наконец тогда, когда запретить публикацию работ Троцкого стало уже невозможным, они вместо его важнейших и фундаментальных анализов отвели внимание читателей на менее опасные, более специальные работы.

Первые публикации целых книг, — в отличие от отдельных статей, фрагментов и отрывков, — Троцкого произошли уже в конце горбачевского периода, когда аппарат власти начал трещать по всем швам. В моем обзоре я исключаю из внимания такие книги, которые хотя и афишируют имя Троцкого как автора книги, на самом деле заняты в основном публикацией критики против него. К таким томикам принадлежит, например ленинградское издание 1991 г. о брошюре Троцкого "Уроки Октября" под редакцией Прохватилова и Старцева. В 360-тистраничной книге статья Троцкого занимает около 70 страниц.

Задал тон этой публицистической кампании сборник "К истории русской революции", выпущенный официальным Политиздатом в мае 1990-го года тиражом в 150.000 экземпляров. Известный советский троцковед и партийный лжеисторик Н.А.Васецкий собрал в один томик некоторые очерки и отрывки из работ Троцкого, начиная с его анти-ленинской брошюры 1904 года (после 2-го съезда РСДРП Троцкий в течение примерно года примыкал к меньшевикам) и кончая отрывком из биографии Сталина, которую Троцкий писал и не закончил в конце своей жизни. Этот сборник является настоящей анти-исторической амальгамой по примеру анти-троцкистских сборников 1920-х годов, которые издавали тогдашние троцковеды-фальсификаторы Ярославский, Невский, Гусев и др. Фрагменты, включенные в сборник, искажают политику Троцкого, а то, что не вошло в эту амальгаму тоже весьма показательно. В июне 1990 года издательство "Наука" издало 200.000-м тиражом книгу "Сталинская школа фальсификации". В августе издательство "Новости" издало 50.000-м тиражом книгу "Политические силуэты", содержащую очерки о деятелях 2-го Интернационала, дореволюционной России и первых лет Октября. Осенью того же года Политиздат в партнерстве с издательством Терра выпустил тиражом в 150.000 экз. отредактированную Фельштинским двухтомную биографию "Сталин". В начале последнего советского года издательство "Панорама" издало тиражом в 150.000 копий при содействии Института Марксизма-Ленинизма при ЦК КПСС автобиографию Троцкого "Моя жизнь", снабдив ее, разумеется, ядовитым и злобным предисловием и примечаниями. Тогда же официальный Политиздат выпустил тиражом в 100.000 экземпляров книгу Троцкого "Литература и революция". Интересно сегодня прочесть заметки историка-сталиниста к этой книге:

"Как бы то ни было, Сталин, Жданов и Троцкий в отношении к проблемам искусства "близнецы-братья" … В плане собственно политики и культурной политики Троцкий выступает как истинный сталинист, а Сталин — как истинный троцкист".
- Читателю, не знакомому с работами Троцкого в области литературы и искусства, нужно объяснить, что Троцкий в 20-е годы, да и всегда в общем, боролся против концепции Бухарина о "пролетарской культуре" и "пролетарском искусстве", за полную свободу писателя и художника создавать согласно личному восприятию и мышлению. — Наконец, в марте 1991 года издательство Московский Рабочий выпустило тиражом в 45.000 экз. отредактированный Фельштинским сборник "Портреты революционеров". Возможно я пропустил некоторые издания работ Троцкого в бывшем СССР, но те, которые попали в Гарвардскую библиотеку, то есть, наиболее известные и значительные, я перечислил. Эти вот публикации подвели итог работе Главлита и диктатуре сталинистской КПСС.

Знаменательно, что советский исторический истэблишмент так и не решился напечатать фундаментальный анализ Троцкого "Преданная революция" (также известную под именем "Что такое СССР и куда он идет?"). Эта книжка была наконец напечатана в начале 1991 года в издательстве НИИ культуры министерства культуры РСФСР тиражом в 50.000 копий на деньги и по инициативе английской социалистической группы "Милитант". Эта книжка до сих пор не известна большинству российской публики, которая взамен подлинных работ Троцкого до сего дня получает промывку мозгов от рук таких сталинистских троцкоедов, как Волкогонов и Васецкий.

В годы после крушения Советского Союза в России вышли в свет еще несколько работ Троцкого. Г. Фельштинский издал некоторые из них, включая биографию "Сталин", "Преступления Сталина", "Письма из ссылки, 1928 г.", уже упомянутый сборник документов Левой Оппозиции, "Дневники и письма" и другие. Тиражи, как вы понимаете, резко упали. Недавно в Москве вышло наконец полное издание "Истории Русской Революции". Весьма интересно, что составителем и редактором этого издания является известный нам уже советский лжеисторик и враг Троцкого, Н.А.Васецкий.

Заявление г. Фельштинского, что его роль в публикации книг Троцкого свидетельствует о его чести и беспристрастности, увы, ложно. Так же, как Волкогонов и Васецкий, г. Фельштинский пытается по мере своих сил и талантов подгадить Троцкому в составлении своих сборников.

Для понимания его метода нам придется рассмотреть в деталях "научную лабораторию" этого ученого мужа.

Биография Сталина

Судьба книги "Сталин" глубоко трагична. Троцкий начал писать эту политическую биографию по договору с известным американским издательством Harper & Brothers в конце тридцатых годов. До своей кончины он успел закончить семь глав из двенадцати, остальные пять глав состояли из отрывков, фрагментов, цитат, ссылок, отдельных записок. Переводчик Троцкого, Чарльз Маламут, пишет в своей объяснительной заметке:

"Во время покушения куски из незаконченной части манускрипта лежали в кабинете Троцкого, длиннейшие, узкие бумажные ленты, приклеенные один листок рукописи к другому, и во время борьбы с убийцей некоторые части манускрипта были залиты кровью, а другие, совершенно уничтожены. Кроме того, ни одна из частей этого посмертного манускрипта не была закончена автором".
Чарльзу Маламуту пришлось дописать и отредактировать "Предисловие" и последние пять глав, которые были затем употреблены в английском и в других западных изданиях.

Работа переводчика-редактора была закончена и книга была готова к публикации в декабре 1941 года. Грянул Пирл Харбор, Соединенные Штаты вошли во Вторую Мировую войну и Сталин из злодея превратился в союзника и доброго Дядюшку Джо. Издательство Харпер положило матрицы книги в сейф и переждало войну. В начале 1946 года Дядя Джо снова стал злодеем, и издательство наконец выпустило книгу Троцкого на свет. Кто не верит мне на слово может сам прочесть Publisher's Note (Заметку издателя) в начале харперовского издания.

Работа Маламута вовсе не безупречна и многие западные ученые-троцковеды критикуют редакцию и составление последних глав. Фельштинский в своем американском издании 1985 года, которое в 1990-м году было переиздано Политиздатом, отошел во многом от текста Маламута. В Предисловии он добавил крупные куски, последние пять глав выглядят совершенно иначе, чем в английском издании. Маламут и Фельштинский организовали последние главы, Предисловие и Приложения (в редакции Маламута) отлично друг от друга. Троцкий не закончил рукопись книги, и винить Фельштинского за то, что он не следовал редакции Маламута нельзя. Но все же ему следовало указать, откуда берутся части этих пяти глав. Стоит также заметить, что эта, одна из первых редакторских работ молодого историка Фельштинского не обеспечена пояснениями, сносками, примечаниями и т.п. научным аппаратом. Ввиду того, что незаконченная работа Троцкого собрана из кусков было бы правильней четко отделить эти куски, как это делает Маламут, вместо того, чтобы, как у Фельштинского, давать неосведомленным читателям ложное впечатление, будто скачкообразное повествование отражает литературный стиль Троцкого.

"Дневники и письма"

Эта книга издавалась г. Фельштинским в Соединенных Штатах в издательстве "Эрмитаж" в 1986-м и 1990-м годах, а в России в начале 1994 года. Предисловие к книге было написано известным антикоммунистом Авторхановым. Издание поражает своим злобно пристрастным отношением к Троцкому. Вот несколько примеров:

  1. Авторханов утверждает, что вся борьба Троцкого была мотивирована борьбой за власть. Ни одного факта, подтвеждающего это утверждение в личных дневниках, письмах и записках Троцкого нет. Наоборот, все его записанные мысли, даже сугубо личные и не предназначавшиеся для публикации, свидетельствуют о его глубокой идейности. Сравните мысли Троцкого с работой ума Сталина, скажем в его "Письмах к Молотову".

  2. Короткая автобиографическая заметка обходит молчанием политическую кампанию, открытую Троцким в октябре 1923 года, и вскоре поддержанную рядом самых выдающихся лидеров РКП(б). Эта идейная борьба за рабочую и партийную демократию пронизала всю дальнейшую политическую жизнь Троцкого.

  3. Примечания отличаются злобным пристрастием и антикоммунистической желчью. Так Ленин назван "неудавшимся юристом, слабым экономистом, банальным философом". О жене Троцкого, Наталье Ивановне Седовой дана всего одна строка (и это в личном дневнике), но о К. Радеке дается более страницы и г. Фельштинский за волосы притягивает к этой заметке о Радеке письмо известного французского сталиниста Шарля Раппопорта только потому, что Раппопорт презрительно отзывается о Троцком.

  4. В конце "Дневников" приводится приложение, названное "Из прессы тех лет". Эта глава собрана весьма тенденциозно и никакой серьезной или научной ценности не имеет. Во-первых, не объяснен характер газет "Последние новости" и "Возрождение". По-видимому, это газеты крайне правого, монархистского или фашистского толка. Многие из сведений, данных в этих газетах заведомо ложны, например, будто Троцкий искал свидания с Литвиновым, но г. Фельштинский не считает нужным как-то оговорить эту ложь.

  5. Г. Фельштинский ложно приписывает Троцкому сожаление по поводу убийства семьи и детей Николая Романова. В дневнике Троцкий ясно противопроставляет убийство Сталиным своих детей и убийство семьи Романовых большевиками. Он пишет, что убийство семьи Романовых "было не только целесообразным, но и необходимым", потому что в условиях Гражданской войны любой член семьи Романовых, из-за династического принципа являлся знаменем монархизма и Белого движения. Убийство семьи Троцкого было совершено Сталиным из-за личной мести и объясняется (но конечно не оправдывается) бесчеловечностью и жестокостью бюрократического режима выскочек-парвеню, которые боятся общества и злобно защищают свои ворованые привилегии.

Мы могли бы продолжить список грубых искажений и фальсификаций, допущенных г. Фельштинским в редакции этой книги, но перейдем к другим его работам.

"Письма из ссылки 1928"

Предисловие г. Фельштинского составлено из лжи, смешанной с полуправдой и дает совершенно ложное представление об истории левой оппозиции. Во-первых, левая оппозиция 1918 года (оппозиция против Брестского мира) смешана с оппозицией против бюрократического перерождения РКП(б) и советского государства, которая оформилась и начала свою борьбу осенью 1923 года. Эта вторая оппозиция вообще не упоминается и Фельштинский пишет: "у Троцкого в эти годы (1924-25) не оказывается единомышленников".

Г. Фельштинский написал целую книгу о Брест-Литовском мире, но до сих пор не понял, что разногласия внутри большевистской партии зимой и весной 1918 года имели не стратегически-методологический, а эпизодический и тактический характер. Все большевики считали, что Российская социалистическая революция восторжествует лишь тогда, когда распространится в Европу и станет, со временем, конечно, мировой революцией. Вопрос стоял лишь о времени нужном для того, чтобы привести пролетариат Европы и остального мира к осознанию необходимости в этой мировой революции. Идея, что социализм можно построить внутри отсталой России была протащена в большевистскую партию Сталиным и Бухариным лишь в 1924 году. Напротив, г. Фельштинский утверждает вместе со Сталиным, что "в конце концов построить социализм в 'отдельно взятой стране' оказалось все же возможным". Так называемый "историк" Фельштинский не понимает, насколько глупым кажется его заявление сегодня, когда история непреложно доказала невозможность построения социализма в "отдельно взятой стране".

Вкратце перечислим еще несколько обманов г. Фельштинского.

  1. Троцкий "не просто отказал Ленину в совместной борьбе (конец 1922 и начало 1923 года), но демонстративно занял нейтральную позицию". На деле, Троцкий поддержал Ленина в вопросе о монополии на внешнюю торговлю, и в вопросе об образовании Союза равных республик (вместо сталинского проекта о федеративном присоединении республик к РСФСР).

  2. "Троцкий не спешил из Сухуми на похороны Ленина". В действительности, Сталин сложным маневром обманул Троцкого о дне похорон и возможности Троцкого вовремя вернуться в Москву.

  3. В конце 1925 года "для образования действительной оппозиции не хватает платформы". Г. Фельштинский продолжает заявлять, что шла беспринципная борьба за власть, а не борьба сторонников мировой революции против нового привилегированного слоя партийных чиновников. Зиновьев и Каменев выражали собой партийную традицию и давление рабочего актива промышленных центров против социальной политики Сталина-Бухарина в пользу нэпманов и зажиточных крестьян. Присоединение Зиновьева и Каменева к оппозиции Троцкого, Раковского, И.Смирнова и других выражало глубинные интересы российского и мирового пролетариата.

Г. Фельштинский доходит в своем антикоммунистическом азарте до совершенных пошлостей. Сравнивая политику Ленина и Сталина в отношении политических оппонентов он хвалит Сталина за его умелую расправу с оппозицией:

"Сталин разрешил возникшую проблему (оппозиции) много изящнее, чем это сделал за десятилетие до того Ленин".

Уклоняясь от прямой обязанности редактора-составителя, г. Фельштинский совершенно не объясняет читателю характер писем и документов, собранных в этом сборнике. Эти письма вовсе не являлись частной перепиской Троцкого с его друзьями. Сосланный в глухой провинциальный городок Алма-Ату, Троцкий этими циркулярными письмами по существу вел и редактировал регулярный агитационный, пропагандистский и организационный орган российской и всемирной коммунистической оппозиции. Тщательно датированные и пронумерованные письма Троцкого рассылались нескольким адресатам сразу, переписывались и размножались и, в конце концов, читались и имели прямое влияние на тысячи и десятки тысяч сторонников Троцкого внутри СССР и за его границами.

В течение 1928-29 годов Левая оппозиция вооружается идейно и морально. Из ее рядов уходят карьеристы и слабохарактерные трусы; в ее ряды вступают сознательные революционеры. Летом 1928 года в связи с Шестым Конгрессом Коминтерна Троцкий выпускает "Критику программы Коминтерна". Эта политическая программа служит принципиальной основой международного объединения коммунистов. На ее базе организуются кружки и группы большевиков-ленинцев во всем мире. Письма Троцкого в этой книге, а также его документы, связанные с Шестым Конгрессом Коминтерна и собранные в книге "Коммунистический Интернационал после Ленина", заложили идейную и организационную базу коммунистического движения во всем мире.

Г. Фельштинский снова и снова показывает свое презрение к идеям и свое преклонение перед кулаком власти. Согласно ему,

"в 1928 г. критика ссыльными оппозиционерами действий советского правительства выглядела довольно беспомощно".
Троцкий в течение нескольких лет указывал не замедление развития промышленности по сравнению с восстановлением сельского хозяйства и ростом роли частного капитала в советском хозяйстве. В 1928 году Сталин запоздало признал этот рост влияния кулака и нэпмана и бросился в противоположную кампанию сплошной коллективизации. В течение нескольких лет Левая оппозиция настаивала на необходимости развить Госплан в центральный штаб долговременного планирования. Наконец, подавив критику Оппозиции, Сталин и Кº бросились военизировать все хозяйство и создавать такой штаб, но зажимая рот партийным и рабочим массам, которые по идеям Троцкого должны были критиковать и направлять решения плана. Левая Оппозиция указывала на гибельную политику сталинцев в Англии и Китае. Самые худшие опасения Оппозиции подтвердились: коммунизм потерял влияние в Западной Европе, а на Востоке кровопускание, совершенное Чан-Кай-Ши в Китае, обрекло китайский народ на десятки миллионов добавочных жертв в течение следующих двух десятилетий. Но г. Фельштинский заявляет, что идеи Оппозиции "выглядят достаточно беспомощно".

Пожмем плечами и пойдем дальше.

"Преступления Сталина"

Эта книга имеет свою драматичную судьбу. После убийства Кирова в декабре 1934 г., провокационно подстроенного Сталиным (кстати, Троцкий первым из обозревателей обвинил Сталина в этом убийстве), в Советском Союзе прошло несколько волн кровавых чисток, открытых Московских Процессов и повальных арестов и расстрелов всего лучшего среди новых правящих кругов и всей советской культуры. Профессор Роговин, написавший шеститомное изучение истории социалистической оппозиции против Сталина, называет Великую чистку 1936-1938 гг. "превентивной гражданской войной против советских и иностранных коммунистов, которые предлагали альтернативу тоталитарному режиму Сталина". Весь мир был ошеломлен зрелищем открытых судов, где все поколение Октября было представлено как сборище предателей и продажных убийц. Думающие люди всего мира задавали себе вопросы: Верны ли обвинения против подсудимых? Как могли эти люди, пожизненные революционеры и коммунисты, стать агентами фашизма? А, если обвинения ложны, то почему они признаются? Почему государство, выросшее из Октября, уничтожает почти всех его строителей?

Троцкий оказался в центре внимания мировой прессы и получал многочисленные предложения газет и журналов всех стран объяснить происходящее. Но жизненное положение Троцкого было весьма ненадежным. В первой половине 1935 года он жил инкогнито во Франции под надзором полиции, а потом был вынужден переехать в сравнительно далекую Норвегию. Под давлением сталинского режима социал-демократическое норвежское правительство в сентябре 1936 года посадило Троцкого и его жену под домашний арест и останавливало почти всю его переписку с заграницей. Он вырвался из под этого ареста лишь в январе 1937 года, когда получил политическое убежище в далекой Мексике.

Ответы Троцкого на вопросы мировой прессы и его работа исследования и анализа Московский Процессов была крайне затруднена и замедлена этими внешними давлениями и переездами. Книга конечно пострадала от гонений, обрушившихся на ее автора. Все же Троцкий сказал свою правду. Советский читатель по известным причинам не имел к ней доступа. Именно поэтому современный историк, составляя новое издание книги "Преступления Сталина", должен быть особенно скрупулезным в собирании всего материала, который Троцкий хотел представить читателям в 1937 году. К сожалению, г. Фельштинский поступил наоборот и убрал из своего издания книги несколько важных глав.

Вот авторизованное оглавление и содержание книги, хранящееся в Хогтонском архиве Гарвардского университета:

ПРЕДИСЛОВИЕ

1) В "СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЙ" НОРВЕГИИ

2) ПРИ ЗАКРЫТЫХ ДВЕРЯХ
Вокруг интернирования.
Московский процесс.

3) ЧЕРЕЗ ОКЕАН.
Отъезд из Норвегии
Поучительный эпизод
Зиновьев и Каменев
Почему они каются в несовершенных преступлениях?
"Жажда власти".
"Ненависть к Сталину".
Посылка "террористов" из за-границы.

4) В МЕКСИКЕ.

5) ПЕРЕД НОВЫМ ПРОЦЕССОМ

6) РЕЧЬ НА МИТИНГЕ В ЗАЛЕ ИППОДРОМА, В НЬЮ-ЙОРКЕ.

7) ПРЕДВАРИТЕЛЬНОЕ РАССЛЕДОВАНИЕ В КОЙОАКАНЕ.

8) ЗАКЛЮЧИТЕЛЬНОЕ СЛОВО ПЕРЕД КОМИССИЕЙ.
Почему необходимо расследование.
Допустимо ли расследование политически?
Экспертиза профессора Чарльза А. Бирда.
"Чисто юридическая" экспертиза.
Автобиография.
Мое "юридическое" положение.
Три категории доказательств.
Математические ряды подлога.
Политическая база обвинения: терроризм.
Убийство Кирова.
Кто составлял список "жертв" террора? (Дело Молотова)
Политическая база обвинения: "саботаж".
Политическая база обвинения: союз с Гитлером и Микадо.
Копенгаген.
Радек.
"Свидетель" Владимир Ромм.
Полет Пятакова в Норвегию.
Что опровергнуто в последнем процессе?
Прокурор-фальсификатор.
Теория "маскировки".
Почему и зачем эти процессы?

9) ОБЕЗГЛАВЛЕНИЕ КРАСНОЙ АРМИИ

10) СТАЛИН О СВОИХ ПОДЛОГАХ

11) НАЧАЛО КОНЦА.

Именно в таком виде Троцкий выпустил эту книгу в 1937 году на французском, немецком, польском, испанском и других языках. На английском эта книга в таком виде еще не выпускалась, хотя все ее составные части можно найти в разных собраниях сочинений Троцкого.

Ссылаясь на факт публикации в 30-е годы в "Бюллетене оппозиции" (журнале русской секции Четвертого Интернационала) некоторых наиболее злободневных и значительных статей на тему Московских Процессов, г. Фельштинский счел нужным опустить именно эти главы:
5 — Перед новым процессом
7 — Предварительное расследование в Койоакане.
9 — Обезглавление Красной Армии.
11 — Начало конца

В главу "Речь на митинге в Ипподроме" г. Фельштинский вносит полную неразбериху. "Бюллетень оппозиции", напечатал эту речь в сокращенном виде в 1937 г. Фельштинский печатает отрывок, не соответствующий ни сокращенной версии в "Бюллетене", ни версии, напечатанной в авторизованном французском издании 1937 года.

Добавлено, но откуда? "Вступительное показание для комиссии расследования Московских процессов".

Добавлены также различные приложения. Все эти приложения объединяет тот же странный принцип, заложенный г. Фельштинским в организацию этого сборника: прежнее ненапечатание на русском языке. Фактическая причина по которой они не были в свое время напечатаны в "Бюллетене Оппозиции" или в авторизованных изданиях книги заключается в том, что они являлись второстепенными или добавочными к основной политической кампании Троцкого и Четвертого Интернационала. Если учесть, что "Бюллетень оппозиции" является весьма редким и дорогим изданием (репринтное издание стоит порядка четырехсот долларов) то исключение этих глав из книги является по сути дела злостной фальсификацией со стороны г. Фельштинского.

Но даже и это куцее и искаженное издание страдает от небрежности редактора и его циничного презрения к автору книги. Вот примеры:

Итоги

Может быть, хватит? Мы, надеюсь, убедились в неискренности г. Фельштинского, будто он честно и беспристрастно издает книги Троцкого в интересах чистой науки. Гораздо важнее репутации г. доктора исторических наук Фельштинского другое.

Наша экскурсия в историю издания книг Троцкого режимом Горбачева показывает, что перед тем, как разрушить уже подкопанное его предшественниками, от Сталина до Черненко включительно, рабочее государство, реставраторы капитализма (мы, конечно, имеем в виду самого Генсека КПСС, Горбачева и весь слой привилегированной советской бюрократии), попытались отвести внимание советских масс от настоящих идей Троцкого. В общественных условиях первых лет перестройки подлинные коммунистические идеи Троцкого могли бы завоевать поддержку огромных масс народа. Через посредство политической революции против бюрократии и социальных реформ, направленных на восстановление социалистического равенства и советской демократии, историческое и политическое наследие Троцкого могло бы удержать Советский Союз от развала и сохранить настоящие завоевания Октября.