logo Iskra Research Publishing House


Отношения между Лениным и Троцким

Copyright: Iskra Research; December 1999

Lenin, Trotsky and Kamenev Троцкий, Ленин и Каменев в 1920 г. во время 2-го съезда Коминтерна.


Этот вопрос настолько загажен сталинистскими фальсификаторами, - начиная с Ярославского и Гусева, и кончая Васецким и Волкогоновым, - что на нем стоит остановиться отдельно.

Троцкий являлся ярым искровцем до и в начале II съезда, настолько так, что за выступления против рабочедельцев и бундистов был прозван "ленинской дубинкой". Когда разразился кризис внутри искровской фракции, Троцкий горячо встал на сторону Мартова, Аксельрода и остальных старых членов редакции "Искры". Он продолжал в течение примерно года тесно работать в меньшевистской фракции и, когда Плеханов сдался Мартову, вытолкнул Ленина и кооптировал четверых старых редакторов в ЦО, Троцкий стал постоянным сотрудником (но не редактором) "новой" "Искры".

Высшей точкой публичного разногласия явилась опубликованная Троцким в 1904 г. брошюра "Наши политические задачи", в которой он обвиняет Ленина в якобинстве и подмене масс комитетчиками. С этих пор Ленин довольно желчно и враждебно встречает любое политическое заявление Троцкого.

Разногласия Троцкого с большинством редакции "Искры"и, особенно, с Плехановым и Мартыновым начали проявляться во второй половине 1904 г., когда банкетная кампания либеральной буржуазии зашла в тупик. "Новая" "Искра" весь год пыталась под микроскопом разглядеть революционность российского либерализма и отказывалась печатать брошюру Троцкого, анализирующую кризис либерализма и указывающую на пролетариат, как на единственную силу, способную разрубить гордиев узел запоздалой, и опоздавшей, буржуазной демократической революции в России. Брошюра была напечатана с помощью и предисловием Парвуса лишь после Кровавого Воскресенья и наименована "До 9 января".

В это же время, в январе-феврале 1905 г. разгораются открытые споры между Парвусом и Троцким, с одной стороны, и редакцией "Искры", с другой. Троцкий и Парвус указывают на пролетариат, как на движущую силу революции и утверждают, что социал-демократии, поскольку она возглавляет российский пролетариат, суждено руководить всей революцией. Ленин все равно отказывается доверять радикализму Троцкого и продолжает пытаться отделить Парвуса, к которому он питает огромное уважение, от "пустозвона" Троцкого. Есть все основания полагать, что именно эта ленинская оценка Троцкого, как "легковесного болтуна", предубеждает Владимира Ильича от внимательного рассмотрения аргументов Троцкого в пользу "перманентной революции".

В # 93 редакция "Искры"публично отмежевывается от Троцкого. Статья "Политические письма II"является его последним заявлением, помещенным в этой центристской, скачущей к оппортунизму, "Искре". Вскоре Троцкий уезжает в Россию.

Внутри России, тяга большевистских и меньшевистких членов РСДРП к объединению, по крайней мере во время прилива революционной волны, по большей части свела раскол на нет. Обе фракции тесно сотрудничали во время всего этого бурного года, а местами вообще слились в объединенные комитеты. Троцкий сотрудничает с обеими фракциями партии, его многочисленные, зажигательные статьи и воззвания печатаются и большевистскими, и меньшевистскими организациями.

В конце 1905 г. Троцкий и Парвус на паритетных началах сотрудничают с полевевшими меньшевиками Мартовым, Даном, Мартыновым и др. в редакции большой ежедневной петербургской газеты "Начало". Политическая линия меньшевистско-троцкистско-парвусовского "Начала"ни в чем существенном не отличалась от линии большевистской "Новой Жизни". Обе газеты, как и "Русская Газета", которую вдвоем вели Парвус и Троцкий, поддерживали друг друга, подталкивали революцию, критиковали все полумеры, призывали пролетариат к революционному разрешению вопросов дня.

С организацией Петербургского Совета Рабочих Депутатов, предложенного меньшевиками и вначале неприемлемого ультиматистски настроенным петербургским большевикам, Троцкий занимает в нем ведущую политическую роль. Именно он мотивирует, формулирует и проводит все наиболее яркие политические акты этого рабочего парламента: поддержка восставших матросов Кронштадта, защита польского восстания, революционное (явочное) введение 8-мичасового рабочего дня, свобода печати, крестьянские восстания и др.

Оценка Троцкого со стороны Ленина несколько изменилась в ходе революции. Луначарский вспоминает:

"Я помню, как кто-то сказал при Ленине: 'Звезда Хрусталева закатывается, и сейчас сильный человек в Совете — Троцкий'. Ленин как будто омрачился на мгновенье, а потом сказал: 'Что ж, Троцкий завоевал это своей неустанной и яркой работой'".
Луначарский А. В. "Революционные силуэты", — Москва, 1923 г., стр. 20. Более поздние переиздания книги опустили, конечно, это место.

Троцкий проводит весь 1906 году в тюрьме и на широко освещенном судебном процессе над Петербургским Советом. Ленин, конечно, всецело поддерживает и защищает Троцкого и других членов Совета. Большевистские типографии продолжают печатать работы Троцкого по важнейшим вопросам революции. Четвертый (Стокгольмский) съезд партии проходит в отсутствие Троцкого и также арестованных Парвуса и Люксембург. Как заметил Ленин в своей оценке IV съезда:

"бросалось в глаза полное отсутствие среди меньшевиков того течения, которое ярко проявилось в "Начале"и которое в партии привыкли связывать с именами тт. Парвуса и Троцкого".

Побег Троцкого из ссылки позволил ему участвовать на V (Лондонском) съезде РСДРП. Одним из центральных вопросов, обсужденных на съезде был вопрос об отношении социал-демократии к буржуазным партиям. Доклады и прения по этому вопросу заняли с 22 по 29 заседание. Позиция Троцкого тесно соприкасалась с позицией Люксембург и стояла влево от позиции, как меньшевиков, так и большевиков. Движущим стержнем позиции Троцкого-Люксембург была их оценка перспектив русской революции, как составной части мирового революционного движения. Парвус отсутствовал на съезде и, повидимому, уже начал удаляться от активного участия в движении.

Период реакции между V съездом и вспышкой Первой Мировой войны приводит к обострению внутрипартийных разногласий. Это период оппортунизма и ликвидаторства, с одной стороны, сектантского отзовизма, с другой стороны, богдановщины и богоискательства, с третьей. В отсутствие массового движения фракционные разногласия получают широчайшее развитие. Хотя налицо принципиальное единство мнений между Лениным и Троцким по ведущим вопросам революции, но попытки Троцкого объединить все фракции РСДРП постоянно противоречат попыткам Ленина идейно и политически отмежеваться от всех уклонов и шатаний. Личные отношения между ними доходят до наиболее низкой точки. Именно к этому периоду относится пресловутое письмо Троцкого к Чхеидзе (читайте Л. Троцкий, "Моя жизнь", Москва, 1991, изд. "Панорама", стр. 489-90), направленное против Ленина, и различные желчные оценки Ленина по адресу Троцкого.

Следует отметить также и другую причину трений между Лениным и Троцким: отношения внутри II Интернационала и между Интернационалом и двумя русскими фракциями РСДРП. Ленин, вождь одной из этих фракций, весьма осторожно относился к фракционной борьбе внутри Интернационала между левым крылом (Роза Люксембург, Парвус, Антон Паннекук и др.), и центром (Каутский, Бебель, Жюль Гед, Виктор Адлер и другие официальные руководители социалистических партий и Международного Социалистического Бюро). Не связанный организационными соображениями, Троцкий был менее "дипломатичен" и более свободно ввязался в эту борьбу на стороне Люксембург и левых.

Развязка войны и крах официального Интернационала поставили обоих перед новой ситуацией. Оба революционера встали на одну и ту же сторону баррикад. Ленин в Швейцарии, Троцкий во Франции, оба призывали к революционной борьбе против войны и к формированию нового Интернационала. Хотя между ними оставались тактические разногласия, в большом и важном они стояли вместе. Оба участвовали в Циммервальдской конференции для которой Троцкий написал ее заключительный манифест. и Киентальской конференциях.

Февральская революция стерла последние оттенки раздоров. Ленинские "Письма издалека"и "Апрельские тезисы"были так близки к давним статьям и утверждениям Троцкого о перманентной революции, что Каменев, Ногин, Милютин и другие примиренчески настроенные вожди большевизма обвиняли Ленина в "троцкизме".

В 1917 году Троцкий и его ближайшие единомышленники: Луначарский, А. Иоффе, Юренев и другие вошли в большевистскую партию на Шестом съезде и заняли позицию на ее левом фланге. В первые героические году Революции и Гражданской войны имена Ленина и Троцкого всегда звучали рядом.


Другие статьи